Письмо из будущего

Глава 12

Зима. 2001 год.

Прошло несколько месяцев моего пребывания в Крепи. Я уже думать забыл о путешествиях во времени. У меня было такое ощущение, будто то настоящее, в котором я находился, было настоящим. А те, что теперь находились уже в другой реальности — лишь сном. Словно я всегда жил только в этой реальности.

Новые воспоминания всплывали в моей голове по-разному. То неожиданно, то со временем. Старые воспоминания теперь особо меня не беспокоили. Просто я перестал о них думать. И вообще, я старался больше не думать о прошлом. Не важно, о старом или о новом. Главное, не загружать свою голову. Это избавило меня от проблемы путаться в своем прошлом. В моей голове, наконец, наступила тишина.

Ночные кошмары, как раньше, меня не беспокоили. Хотя мои сны и были какие-то неопределенные, размытые. Редко когда удавалось вспомнить свой сон. Я даже не был уверен, снилось ли мне вообще что-либо с тех пор, как я оказался в Крепи. Может быть, это были воспоминания?

Зима в Крепи была суровая. По-крайней мере, в отличие от той, что бывала дома, в Грозном. Всю степь окутало толстой пеленой снега. Если неосторожно ходить по поверхности затвердевшего снега, можно было провалиться по пояс. Центрального газоснабжения в Крепи не было. Приходилось пользоваться либо электрическими плитками, либо газовыми баллонами. Отопление тоже работало от электричества.

Из разговора с Казбеком, я узнал, что Муслим находится в Волгограде у родственников. При первой возможности я решил навестить его, поскольку уже ездил в Волгоград с Казбеком пару раз, к нашим родственникам. Некрасиво как-то получилось, поехал в Волгоград и даже не увиделся с лучшим другом.

Мать с братом уехали в Грозный, чтобы проведать, как там, можно ли жить, не опасно ли? После чего должны были вернуться, чтобы решить, уезжать нам туда всем вместе или нет. Мне как-то совсем не хотелось уезжать из Крепи. Я, конечно, скучал по дому. Только по тому, который был до начала второй войны. Сейчас там разрушений было намного больше. Я видел это по новостям. "Зачем вообще туда возвращаться? — думал я. — Не лучше ли обосноваться в Волгограде? Найти работу, снять квартиру?

Предложение работать в Волгограде я получал не раз. У меня в Крепи появилось много знакомых. Кое-кто из них жил в Волгограде и имел неплохие связи. Предложения были разные, начиная от работы частным охранником и кончая предложением начать собственный бизнес. В Волгограде был один авторитетный чеченский бизнесмен, который был лично знаком с мэром города. Он помогал в Волгограде всей чеченской диаспоре как мог. Когда у кого-нибудь возникали проблемы, скажем, с правоохранительными органами, он старался проявить участие, помогая всем, чем может. Он имел какие-то, очень далекие, но все же, родственные связи с нами. Я даже встречался с ним в Волгограде, в прошлом (до того, как попал в свою новую реальность). Это был солидный на вид мужчина, любивший хорошенько перекусить, о чем говорила его полнота. Мы с Казбеком сидели в кафе у набережной, где часто любили посидеть чеченцы. С нами были наши общие знакомые. И тут подошел он. По его лицу мы сразу поняли, что он под градусом. Он спросил, нужно ли нам что-нибудь. Мы из приличия сказали нет. Тот улыбнулся и сказал, кивая: "Я-то понимаю, что вам нужно! Я-то не дурак! Чеченцу что не дашь — все мало!". После этих слов он бросил нам на стол солидную стопку денег. Уходя, бросил, подмигнув нам: "Я-то понимаю!". Возможно, через него я мог бы устроиться куда-нибудь. Если я начну работать в Волгограде, у меня будет надежная крыша. Я еще надеялся, что мать с братом передумают возвращаться в Грозный. А может, до их приезда, я найду работу, и мне не придется уезжать. Они, если хотят, пусть уезжают. А я перееду в Волгоград, сниму квартиру (если средства того позволят), начну свой бизнес, заработаю много денег, а там, глядишь, пущу корни. Родителей с братом привезу сюда. И будем жить поживать, да добра наживать…

На словах оно все, конечно, легко. На деле много сложнее. Работу мне давно предлагали. Вернее сказать, обещали. Однако до сих пор никто из тех, кто обещал, выйти на работу еще не предлагал. Все у них было в планах. Я решил расшевелиться, а заодно расшевелить тех, кто мне обещал работу. Если я этого не сделаю, боюсь, их планы продлятся еще на много лет. Муса, мой знакомый, предлагал мне работать управляющим в его бильярдной. Его предложение мне показалось наиболее действенным. Во-первых, мы с ним успели сдружиться, и он доверял мне. Во-вторых, он обычно доводил дело до конца. Последний раз я видел Мусу месяца два назад. Тогда в его бильярдной еще шли ремонты. По его словам, он должен был закончить ремонты в начале весны. Так что у меня было еще время. Если только он не нашел на должность управляющего кого-нибудь другого.

Совсем без дела я, конечно, не сидел. Мы с Казбеком зарабатывали деньги чем придется. Работали грузчиками, занимались посредничеством, покупали или находили старую или испорченную технику, чинили и перепродавали. Ну и так далее и тому подобное. В общем, на карманные расходы нам хватало. Иногда, бывало, совершали сделку на крупную сумму.