Подарок мертвеца

Глава десятая

Я ждала, как персонаж мультфильма, удерживающий на голове пианино, когда же на нас обрушится кульминация беседы, — и вот она обрушилась.

Мы с Толливером переглянулись.

Нам следовало принять решение. Знал ли Кениг, что мы побывали на кладбище? Ведь там остались четкие доказательства нашего присутствия. Был ли его вопрос основан на чистейшей догадке — эдакий удар в темноте, чтобы проверить, не попадет ли он цель? Или агент знал лишь, что мы куда-то уезжали на своей машине?

Толливер слегка склонил голову к плечу. Решай сама, молча говорил он мне.

— Мы отправились в долгую поездку. Нам осточертело сидеть взаперти, — сказала я. — Мы просто поехали осмотреть Мемфис. Раньше мы тут не бывали. Но мы избегали всех мест, где нас могли бы узнать. Не хотелось привлекать к себе внимание прессы. Мы хотели выбраться из отеля и не попасть на глаза публике.

— Вы относитесь к тем немногим людям, от которых я могу выслушать подобные слова без желания рассмеяться им в лицо, — произнес Кениг. Он провел рукой по своим жестким темным волосам. — У меня складывается впечатление, что вам очень повезло, что я расследую это дело, а не…

— А не один из ваших коллег, который не поверил бы в то, что я умею делать? — спросила я.

Он захлопнул рот. И спустя секунду кивнул.

— Никто не знает, верно? Там, где вы работаете? Что вы верите в меня.

Кениг снова кивнул.

— Давно вы поняли, что в этом мире существует нечто большее?

— Моя бабушка могла видеть призраков, — сказал он.

— У вас большое преимущество перед людьми, чей разум для такого закрыт, — заметил Толливер.

— Обычно я так не думаю, — признался агент. — И был бы счастлив оставаться таким же, как те, с кем я работаю. Тогда я мог бы просто отмахнуться от подобных вам людей, от всех вас. Но я верю, что вы обладаете экстраординарными способностями. Это не значит, будто я считаю, что вы говорите мне правду. Вообще-то я думаю, вы лжете.

Кениг посмотрел на нас с бесконечным разочарованием, и я почувствовала себя виноватой.

— Мы его не убивали, — сказала я.

Это была правда, и это было важно.

— Мы не знаем, кто его убил и почему.

— Как вы считаете, Моргенштерны убили Клайда Нанли? Считаете ли вы, что они убили свою дочь?

— Не знаю, — ответила я. — Но всей душой надеюсь, что они этого не делали.

Я и не осознавала, как сильно надеюсь, что Моргенштерны не виновны в смерти дочери. А если они не убивали Табиту, я просто не могла вообразить зачем им убивать Клайда Нанли. Вероятно, обеих жертв убил один и тот же человек или одни и те же люди. Но это предположение могло оказаться неверным.

— Толливер и я приглашены в их дом на обед, — сообщила я, просто чтобы изменить тему разговора. — Думаю, там мы увидимся и с другими членами семейства.

— Вы хотите увидеть тело, чтобы выяснить что-нибудь про убийство? — спросил Кениг так небрежно, как будто я была гистологом или патологоанатомом. — То есть если я смогу это организовать.

Итак, меня принимал всерьез профессионал из правоохранительных органов. Это было довольно волнующе.

— Я займусь Нанли, если вы позволите мне заняться Табитой, — сказала я.

У агента был искренне удивленный вид.

— Но ведь вы уже… э-э… «закончили» с Табитой.

Мне очень не хотелось снова осматривать Нанли. Вот вынь это Кенигу и положь! Но я все равно это сделаю, если смогу получить еще один шанс вступить в контакт с девочкой.

— В тот день, поняв, что в могиле кости двух человек, я была так расстроена и потрясена. Может, я смогла бы выяснить нечто большее.

— На это уйдет время, но я посмотрю, что смогу сделать, — сказал Кениг.

Я невольно заметила, как его взгляд снова мельком скользнул по моим голым ногам. Что ж, в конце концов, он был мужчиной. Я сомневалась, что Кенига особо интересует обладательница этих ног.

— Прикосновение к телу высасывает из Харпер силы, — сказал Толливер, пытаясь заставить агента Кенига понять, какое щедрое предложение я делаю.

— Интересно. — Вот и все, что сказал в ответ Кениг. — Дайте мне знать, когда вернетесь от Моргенштернов. Может быть, кто-нибудь в их доме произведет на вас впечатление.

— Эй, повторяю снова: я не экстрасенс. Я получаю впечатления, только когда касаюсь трупа, а вряд ли в доме Моргенштернов окажутся трупы. Вообще- то я предпочла бы, чтобы это дело было раскрыто настолько быстро, чтобы мне не пришлось обнаружь еще одно тело, прежде чем мы отправимся в путь к следующей работе.

— Это если вы отправитесь в путь, — с милым видом произнес Кениг.

Наступила многозначительная пауза, во время которой мы с Толливером переваривали угрозу.

— Если нас вынудят защищаться… Мы однажды сделали одолжение губернатору, — сказала я очень тихо.

Я была готова защищаться, еще как.

Мне понравилось выражение лица Кенига. Я его просто поразила, что было истинным наслаждением. Я знаю, мой выпад был детским, но я никогда не говорила, будто я вся такая взрослая. Раньше я никогда не раскрывала личности своих клиентов, но в данном случае почувствовала, что надо прояснить свою позицию.