Подарок мертвеца

Глава восемнадцатая

Во время нашей странной беседы с вдовой профессора мы много узнали о нем, но я не была уверена, что это поможет нам сузить круг поисков убийцы Нанли. Не то чтобы меня очень заботило, кто убил Нанли, но меня и впрямь заботило, кто убил Табиту.

В Техасе намечалась баскетбольная игра, которую мне хотелось посмотреть. Освободившись, я собиралась поехать туда и поискать дом в Техасе — дом, который находился бы не слишком далеко от места, где жили мои сестры. Поэтому я хотела сбросить с плеч данное дело — и ради Моргенштернов, и по личным причинам.

Пока я шла через холл «Кливленда», Толливер давал чаевые швейцару гостиницы. Я так глубоко погрузилась в свои мысли, что даже не заметила Фреда Харта, пока тот не окликнул меня.

— Мисс Коннелли! Мисс Коннелли!

Его сильный голос с южным выговором отвлек меня от размышлений, но я не была этому рада. Возможно, я посмотрела на него не слишком дружелюбно, потому что он резко остановился.

— Вы хотели меня видеть? — спросила я. Это был глупый вопрос, но надо же было что-то сказать.

— Да, и извините, что побеспокоил вас, — ответил он. — Диана и Джоэл попросили меня передать вам кое-что от лица Фонда поисков Табиты.

У меня ушло несколько секунд, чтобы понять, о чем он говорит. К тому времени Толливер догнал меня и пожал руку мистеру Харту.

Вести такую беседу, стоя посреди холла отеля, казалось не очень удобным. Я предложила мистеру Харту подняться с нами в комнату. Он принял предложение без большого энтузиазма, но все же пошел за нами к лифту.

Оказавшись рядом с мистером Хартом, я поняла, что он угостился бурбоном. Я попыталась не скорчить гримасу, почуяв слишком хорошо знакомый запах, и увидела, как напряглось лицо Толливера. Отец Толливера очень любил бурбон. Мы оба бурбон терпеть не могли.

— Я так понимаю, вы оба уже виделись раньше с моей дочерью, — сказал мистер Харт.

В зеркале лифта я глядела на человека, который как будто старился на глазах. Фред Харт был угрюмым и седым.

— Да, — ответила я. — Толливер некоторое время с ней встречался.

Не знаю, какой демон подтолкнул меня сказать эти слова, но, думаю, мне захотелось кольнуть Фреда Харта за его нежелание подниматься в наш номер. Я решила, что его колебания связаны с тем, что он считал нас неприятными и фальшивыми, и решила отплатить ему за это. Я поступила глупо.

— Да? Фелисия так погружена в работу…

Мистер Харт не договорил. Он должен был закончить фразу словами: «…рад, что она нашла время поразвлечься» или «…она редко с кем-нибудь встречается». Эти слова придали бы его фразе смысл. Но, похоже, его сердце не выдержало раньше, чем он смог закончить. Мы оба очень пытались не выглядеть испуганными.

Когда мы наконец вошли в номер, я подумала, что нам нужно вызвать для старика такси, нельзя было позволить, чтобы он сам сел за руль. Он казался милым человеком во время того ужасного обеда у Моргенштернов — очень серьезным и печальным, но также заботливым и задумчивым. Что случилось с Фредом Хартом?

— Мистер Лэнг, мисс Коннелли, — сказал он церемонно, стоя посреди нашей маленькой временной гостиной, — Джоэл просил передать вам это. — Он вынул из внутреннего кармана пиджака конверт и протянул его мне.

Я мгновение смотрела на белый конверт, прежде чем его открыть. Нельзя было это сделать, не испытывая неловкости. В конверте был чек на сорок тысяч долларов. Вознаграждение за то, что я нашла тело Табиты. С такими деньгами и с тем, что мы уже скопили, мы могли купить дом. Глаза мои наполнились слезами. Я не хотела заработать деньги именно таким образом, но была рада, что получила их.

— Вы потрясены, я вижу, — сказал мистер Харт. Судя по его голосу, он и сам был порядком потрясен. — Может, вы не захотите принять это, мисс Коннелли, но вы сделали свою работу и заслужили награду.

Я хотела принять это и не собиралась отказываться от денег. Я и вправду их заслужила. Но его слова каким-то образом заставили меня устыдиться, и я почувствовала внезапную тошноту.

К моему ужасу, по щеке Фреда Харта потекла слеза.

— Мистер Харт? — произнесла я очень тихо.

Не в моей компетенции иметь дело с плачущими мужчинами, тем более когда я не знаю причину их слез.

Он тяжело опустился в ближайшее кресло — одно из кресел с подголовниками. Толливер с непроницаемым лицом примостился на другом, а я пристроилась напротив на краешке диванчика для двоих.

Только что у нас была очень странная беседа с Анной Нанли, теперь, похоже, нам предстояла такая же беседа с Фредом Хартом.

Конечно, алкоголь играл важную роль в том, что открылись тайные эмоциональные акведуки Фреда Харта.

— Как Диана и Джоэл? — спросила я.

Еще один глупый вопрос. Я пыталась отвлечь его, поскольку понятия не имела, что делать.

— Они в порядке, благослови их Господь, — ответил он. — Диана такая хорошая девочка. Было трудно видеть, как Джоэл женится снова, видеть, как кто-то занимает место Уитни. Диана никогда не должна была выходить за него замуж. А я не должен был позволять Уитни выходить за него замуж. Он был не ее поля ягода, я это знал.