Поиски знаменитостей

Единоличники

Все, конечно, можно было сделать проще: пойти к сторожу Евдокиму Ивановичу, известному всему селу под кличкой Опрокинь Иваныч, рассказать ему, и он, наверняка, пустил бы на старую колокольню. Но Ванюшке Попову хотелось действовать таинственно, ловко, быстро, как в книжках про пограничников и партизан.

О том, что на колокольне бывшей церкви, на которой испокон веков жили голуби и галки, можно найти много птичьего помета, Ванюшка подумал после пионерского сбора. На этом сборе вожатая Валя объявила соревнование между звеньями — кто больше соберет удобрений.

Ванюшку соревнование не очень интересовало. Он знал, что все соберут примерно одинаково — не первый ведь год так бывает. Только Нинка Соколова и Танька Зеленина больше всех принесут помета — у них матери на птицеферме работают. Золой богат Димка Шутов — у него отец кузнец. А в третьем звене, в котором Ванюшка, таких богатых нет. Попробуй займи тут первое место.

Но колокольня… Да, тут дело другое. То-то будут удивляться и завидовать, если их звено неожиданно всех обгонит! И вся школа будет знать: это Ванюшка Попов придумал. Как никто раньше на колокольню сходить не догадался?

Бывшую церковь давным-давно приспособили под Дом культуры. В ней по вечерам звучали молодые голоса, слышно было стрекотание кинопередвижки. Только колокольня стояла мрачная, забытая и заброшенная, хотя и не утеряла своей белокаменной стройности.

У ее подножья, за бывшей церковной оградой, размещался базар. Между возами и прилавками, едва не попадая лошадям под ноги, озабоченно семенили красными лапками сизые голуби. Иногда, чем-то встревоженные, они дружной стаей поднимались в воздух и летели куда-то. Потом прилетали вновь и рассыпались по окнам и карнизам колокольни. Было их великое множество. Ванюшка попробовал один раз устроить за ними охоту. Но первая же тетка, увидевшая, как он, азартно зажмурив один глаз, целится в стаю, отобрала лук и стрелы. Да еще пригрозила, что пожалуется Ванюшкиной матери. С тех пор Ванюшка старался не смотреть в сторону голубей, хотя в голову и приходили иногда мысли, что неплохо бы сделать из перьев головной убор индейского вождя…

На колокольню вела железная дверь, которая всегда была закрыта громадным, с арбуз, замком. За дверью помещалась холодная каменная комната, из которой начинался путь наверх. В этой комнате хранились старые-престарые декорации, изображавшие и сад, и дом, и фонтан, и многое другое. Эти куски пыльной крашеной ткани Евдоким Иванович, подражая директору Дома культуры, Сергею Шмелеву, большому любителю драматического искусства, гордо звал реквизитом. Когда готовилась в драмкружке очередная постановка, Сергей Шмелев и Евдоким Иванович не один час, бывало, проводили в каменной кладовой, поминутно чихая от пыли и стараясь выбрать что-нибудь подходящее.

Пьесу ставили обычно раза три-четыре, после чего Евдоким Иванович перетаскивал декорации обратно. И, странное дело, если до спектакля весь драмкружок был готов помочь ему, то назад таскать приходилось старику одному. Поэтому он звал иногда на помощь ребятишек, которые всегда крутились в Доме культуры.

Однажды в число таких добровольных помощников попал Ванюшка. Это единственное посещение кладовой и вселило в него надежду, что он сумеет забраться на колокольню. Во-первых, Ванюшка увидел лестницу, которая вела кверху, во-вторых, он своими ушами слышал, что когда Евдоким Иванович открывал замок, то раздался тот самый чудесный металлический звон, какой издавал бабушкин сундук, если бабушка открывала его большим ключом, висевшим у нее на поясе.

Раз так, рассудил Ванюшка, то открыть дверь будет проще простого, нужно только утащить бабушкин ключ. Когда такая мысль пришла в Ванюшкину голову, вечно начиненную самыми невероятными планами и идеями, она быстро оттеснила на задний план и поход на лыжах в большой лес, и рыбалку на пруду, и даже книгу о ловле шпионов. Ничего сейчас Ванюшку не интересовало. Так уж у него повелось: если чем увлечется — обо всем на свете забудет.

Покрутившись около колокольни с полчаса, Ванюшка отправился домой, чтобы завладеть бабушкиным ключом. Дорогой он подумал, что одному ему с таким делом, как выгрузка помета с колокольни, не справиться.

— Сережку позову, — решил он, — и еще Тольку. Мешков наберем, в случае чего несколько раз сходим.

Сережка Никифоров и Толька Зеленин жили неподалеку от Ванюшки, учились с ним в одном классе. Коноводом в этой компании был Ванюшка, неистощимый на выдумки. С ним ребятам никогда скучно не было. То предложит сделать ловушку на волков, и друзья целую неделю возятся с постройкой двойного круглого забора, в который волк должен почему-то обязательно залезть и обязательно не вылезать обратно. То вдруг заявит, что поблизости появился шпион, и ребята бродят по дорогам, внимательно вглядываясь в лица всех прохожих. А когда на пруду была организована проба вычитанного где-то способа долгого сиденья под водой с тростинкой во рту, то чуть не утонул Сережка Никифоров.

Сережка из всех — самый слабенький, но есть у него непостижимое для Ванюшкиного ума качество, — бегает он ужасно быстро. Этим на всю школу славится. И сколько раз ни пытался Ванюшка обогнать его, даже тренировался тайком специально, ничего из этого не вышло. А со стороны посмотреть, не подумаешь о Сережкиных талантах. Худенький, лопатки под рубашкой видно, волосы торчат темными вихрами.

Толька Зеленин — личность тоже известная всей школе. У него есть пес Пират, больше которого во всем селе собак нет. Порода у Пирата неизвестная, и хотя Толька иногда принимается утверждать, что это овчарка, но загнутый крючком хвост его любимца голосует против такого утверждения. Есть еще у Тольки старший брат Георгий. Его все село знает — лучший тракторист в МТС и лучший баянист в самодеятельности. Толька на старшего брата похож — тоже высокий, на голове такой же вьющийся чуб цвета ржаной соломы, но плечи еще, конечно, не раздались.