Посетители

26. Соединенные Штаты Америки

Пришельцы наблюдали. Некоторые, совершая посадку, оставались на месте, другие через некоторое время воспаряли в воздух и занимались наблюдением. Они кружили над промышленными районами, чертили воздушное пространство над городами, проносились над огромными территориями возделываемых земель. Они эскортировали самолеты, правда, держась на почтительном расстоянии и никогда не вмешиваясь в полеты. Они летали вдоль автострад, выбирая участки с самым интенсивным движением, они повторяли изгибы речных берегов, явно заинтересованные речными судами.

Другие, отыскав приличный лесной массив, принимались есть. Было проглочено несколько садов на лесопильнях. В районе Сент-Луиса пришелец опустился на свалку старых автомашин, проглотил с десяток развалин и улетел восвояси. Но, не считая проглоченных машин, деревьев, довольно ограниченного количества складов с досками и прочими пиломатериалами, особого вреда они не причиняли. Большинство людей, с которыми они вступали в относительный контакт, испытывали лишь некоторый дискомфорт. Никто не был убит. Пилоты перестали нервно вздрагивать, обнаружив, что за ними черной тенью неотступно следует пришелец. Количество столкновений на дорогах постепенно начало уменьшаться. Водители привыкли к появлению над автострадами пришельцев, хотя сперва были случаи довольно серьезных аварий, не говоря уже о погнутых бамперах и вмятинах на кузовах.

Сначала пришельцы были ужасной обузой для властей. Они требовали неусыпного внимания Национальной Гвардии, дорожной полиции и прочего персонала, что, естественно, вызывало изрядные финансовые расходы.

В некоторых больших городах поднимались волнения. Это касалось районов, где экономическая и социальная ситуация такова, что для волнений было достаточно любой причины. В процессе волнений было разграблено несколько магазинов, сожжено несколько десятков домов, много автомобилей. Имелись раненые, несколько человек погибли. В университетских городках прошли массовые, но достаточно мирные демонстрации. Ни одна не вызвала особого резонанса. Весьма активизировались религиозные и иные фанатики, они вели интенсивную деятельность на улицах, в парках и на площадях. Кое-где энтузиасты культов получили завидную популярность. Авторы газетных комментарий и телевизионные обозреватели породили добрую сотню разнообразных мнений насчет пришельцев, из которых лишь несколько могли нести зерно истины.

Ширились слухи — что-то где-то произошло. Зародыши будущих легенд набирали силу.

Весьма популярны были рассказы о так называемых «одержимых». Довольно многие говорили, что будто бы пришельцы брали их под свое покровительство (разнообразные версии). Другие сообщали, опять же без достаточных оснований, что пришельцы переносили их внутрь своих тел, где они созерцали чудесные видения или получали сообщения для передачи своим сородичам-землянам. Мнения насчет достоверности этих рассказов разделились. Вспомнили, что в ранние периоды сенсационных сообщений о летающих тарелках также нашлось довольно много людей, утверждающих, что они вступали в контакт с этими тарелками и их экипажами.

Но как бы ни ширились эти слухи и легенды, в одном население было уверено на сто процентов: Земля действительно подверглась нашествию пришельцев из космоса и не произошло ничего из того, что десятилетиями предсказывалось авторами научно-фантастических произведений.

Все это вылилось, как заметил обозреватель какой-то захолустной газеты из Теннеси, в огромный космический пикник.

В северо-восточной части Айовы фермер только что закончил вспашку своего ста шестидесятиакрового поля, как там появился пришелец. Он пролетел по периметру поля очень низко, едва не касаясь вспаханной земли. Фермер стоял рядом и наблюдал за маневрами пришельца.

— Клянусь, — рассказывал он потом репортерам, которые примчались взять у него интервью, — эта штука что-то явно посеяла на поле. Так оно выглядело. Видимо, пришелец ожидал, когда я закончу пахать, и сразу же появился. Когда он закончил и сел на пастбище, я пошел посмотреть, что он там сделал. Но на поле я так и не попал. Эта черная штуковина тут же преградила мне путь… Нет, пришелец мне не угрожал, даже двигался не слишком быстро, но ясно, как божий день, дал мне понять, что на поле ходить не надо. Я пробовал еще несколько раз, но он меня отгонял. Нет, он не сделал мне ничего плохого, но все же спорить с ним я не намерен, он ведь такой огромный. Весной попробую еще раз, может, к тому времени он потеряет ко мне интерес. А пока подожду. Посмотрим, что получится.

Репортер посмотрел на сидящего на поле пришельца.

— Кажется, на нем что-то нарисовано, — сказал он, прищурившись. — Вам не видно?

— Ясно, как божий день, что это номер. Сто один. Написан зеленой краской. Какому болвану пришло в голову писать на пришельце номер?

В небольшом городке в Алабаме несколько лет горячим вопросом был городской стадион. Обсуждалось, кто будет строить, кто ремонтировать и по какому проекту он будет строиться. Наконец, вопрос был решен и стадион построен. Несмотря на многочисленные разочарования, день открытия стадиона должен был войти в историю города. Гвоздем открытия должна была стать игра. Покрытие, естественно, не синтетическое, светилось изумрудом сочной зелени. Матово синел девственный асфальт стоянок. Весело играл многочисленными разноцветными вымпелами ветерок.