Посетители

27. Одинокая Сосна

Официантка из кафе «Сосна» Салли принесла Фрэнку Нортону яичницу с ветчиной и села напротив поговорить. Открылась дверь и в кафе, шаркая ногами, вошел Стеффи Грант.

— Иди к нам, Стеффи, — пригласил его Нортон. — Садись, я возьму тебе завтрак.

— Это будет весьма прекрасно с твоей стороны, Фрэнк, — сказал Стеффи. — Если ты не против, ловлю тебя на слове. Я был за рекой и наблюдал наших посетителей, как они исправно валят лес. Путь довольно долгий, но я поднялся до рассвета, чтобы успеть туда раньше всяких туристов. Хотя туристы ходят смотреть на них уже без прежнего энтузиазма. Я хотел проверить, не начинают ли пришельцы почковаться.

— Ну, и как? — полюбопытствовала Салли.

— Пока нет. Кажется, для этого им понадобится намного больше времени, чем первому. Но в любой день они могут начать. У каждого позади длинная полоса тюков с белым волокном… не помню, как оно называется…

— Целлюлоза, — подсказал Нортон.

— Верно, — согласился Стеффи, — я так и думал.

— С каких это пор ты начал интересоваться пришельцами? — спросила Салли.

— Не скажу точно. По-моему, с самого начала, как только появился первый посетитель. Можно сказать, я был замешан в это дело с первого дня. Девушка-репортер из Миннеаполиса попросила подержать для нее линию, и я первым сообщил, когда села вторая волна. Я как раз проснулся, вышел к реке, гляжу — а они там всей компанией, тихо и неторопливо, как на похоронах. Ну, думаю, нужно сказать ей. Наверное, думаю, если такой старый алкоголик, как я, начнет барабанить ей в дверь среди ночи, она на меня не рассердится. Пошел и разбудил ее. Она потом дала мне десять долларов. Да, она и парень с камерой — весьма и весьма милые люди.

— Верно, — грустно сказала Салли, — как все репортеры и парни с телевидения. Как-то странно, что они уехали. Правда, много людей продолжает приезжать посмотреть на молодых пришельцев, но ведь они не более, чем туристы. Зайдут за чашкой кофе с пончиком, не больше, и чаевых не дают. Думают, что в таком городишке, как наш, это не принято, да и заказывают они так мало, что не стоит и на чай разоряться.

— Сначала, — продолжал Стеффи, — я ходил смотреть на пришельцев каждый божий день на тот случай, если вдруг произойдет что-то новое и я мог бы тут же дать знать той девушке из Миннеаполиса. Но постепенно я к ним так привык, к пришельцам, я имею в виду, что это уже и не кажется главной причиной. Мне просто нравится наблюдать за ними. Они мне кажутся уже совсем людьми. Сначала я их боялся, а теперь совсем не боюсь. Я даже подхожу к ним, кладу ладонь на их шкуры, и они кажутся мне такими теплыми, как человеческая кожа.

— Если ты хочешь завтракать, — прервал его Нортон, — то скажи Салли, что тебе дать. Я скоро уйду.

— Ты говорил, что платишь за меня?

— Да, так я сказал.

— Фрэнк, но почему…

— Считай, что у меня возникло такое побуждение. Но я уже начинаю жалеть, так что если ты не поспешишь…

— Ладно, тогда я возьму пару блинчиков с поджаренными яйцами, и чтобы желток был целый. Яйца похожи на блинчики. И если есть еще сосиски и пара лишних кусков ветчины, и немного масла…