Посетители

30. Одинокая Сосна

Один из пришельцев отстал от товарищей. Справа и слева от него другие пришельцы все так же методично продолжали валить деревья, аккуратно выплевывая тюки целлюлозы, но этот остановился, выпав из цепочки.

Стеффи Грант тоже остановился. Он только что вышел на просеку из нетронутой части леса и увидел, что произошло. Он поднял руку, сдвинул шляпу на затылок и вытер лоб.

— Что за черт? — риторически сказал он. Ответа не было. Стеффи опустил руку, достал из заднего кармана брюк плоскую бутылочку и приложился к горлышку, запрокинув голову. Выпив, он поднес бутылочку к глазам, чтобы проверить уровень жидкости. С некоторым отчаянием он увидел, что уровень снизился до критической отметки. Честно говоря, напиток был не из лучших, а если совсем уж честно — страшная дешевка. Но все равно, это была выпивка и ее исчезновение навевало Стеффи траурные мысли. В бутылочке оставалось, самое большее, на пару приличных глотков.

Стеффи аккуратно завернул крышку и опустил бутылочку в карман, где она была в полной безопасности. Потом, шагая осторожно, чтобы не упасть, он отправился выяснить, что же стряслось с пришельцем. Может, он просто устал и потому остался лежать? Может, остановился отдохнуть, хотя этого никогда не бывало? Пришельцы никогда не прерывали своей работы, не выказывали никаких признаков усталости.

Нортон купил Стеффи завтрак и это сэкономило деньги, которых хватило как раз на бутылочку виски. Нет, что ни говори, а Нортон приличный парень.

Пришелец оказался на большом расстоянии от Стеффи. Но он упорно брел, покачиваясь, по вырубленной пришельцем просеке, обходя разбросанные тюки целлюлозы, пока не добрался до пришельца.

— Что случилось, приятель? — спросил он, подойдя вплотную и положив ладонь на черный бок. Он понял, что случилось, когда снова, чтобы сохранить равновесие, прислонился к пришельцу.

Он почувствовал, что что-то не так, хотя понять, что именно, заняло у Стеффи некоторое время.

Но потом он понял. Пришелец был холодный. Исчезло приятное дружелюбное тепло, которое он всегда чувствовал, стоило лишь коснуться ладонью. Он удивленно покачал головой, прошел еще несколько футов вдоль пришельца и снова потрогал его. Поверхность была такой же холодной. Теплота исчезла.

Спотыкаясь, Стеффи двинулся в обход пришельца, снова и снова трогая поверхность. Повернувшись, он прижался к холодной черной поверхности спиной и сполз на землю, приняв сидячее положение.

Холодный и неподвижный. И больше не парит над землей в нескольких дюймах над грунтом, а лежит неподвижно.

Может, это смерть? — спросил он себя. Может, пришелец умер? Холод и неподвижность — признаки смерти. Но если он умер — то почему? И еще… Если он умер, то раньше был живой. Но для Стеффи это давно уже не было вопросом. Он давно считал пришельцев живыми. И не просто живыми существами, а своими друзьями. Он удивленно перебирал неуклюжие мысли в своей голове. У него давно уже не было друзей. Странно, подумал он, что друга я нашел не среди своих соплеменников, а среди совсем иного народа.

Скорчившись у холодного бока черного, неподвижного пришельца, не закрывая глаз, чувствуя, как катятся по заросшим щетиной щекам слезы, Стеффи Грант оплакивал кончину друга.