Посетители

46. Вашингтон. Округ Колумбия

— Дэйв, — сказал президент, — можно ли доверять сводкам и сообщениям прессы? Все это звучит так… почти невероятно. Я имею в виду… какие-то оторванные от контекста факты.

— Я тоже испытывал подобные сомнения, — согласился Портер. — Это было тогда, когда телетайп стучал первое сообщение. Тогда я обратился к первоисточнику. Это газета «Трибюн» в Миннеаполисе. Я говорил с городским редактором. Фамилия Гаррисон. Я чувствовал себя немного глупо, словно собирался удостовериться в умственной и физической полноценности этого человека. Но я чувствовал, что должен разобраться. Гаррисон оказался вполне приличным человеком.

— И все сообщения достоверны?

— Да. Гаррисон сказал, что сам не мог поверить, пока не увидел машины собственными глазами, когда они приземлились у здания редакции. Он сам боялся, что неправильно понял репортера, сидел после звонка, словно в трансе, определенно считая, что все это какая-то грандиозная утка.

— Но теперь он уверен?

— Теперь он полностью уверен. Машины у него в редакции, и он сделал фотографии.

— Ты видел снимки?

— «Трибюн» только полчаса назад начали печатать. Эта новость всех захватила врасплох. Газеты, радио, телевидение — все в шоке. Потребуется некоторое время на передачу снимков. Скоро они будут.

— Машины… — повторил президент. — Боже мой, почему именно машины? Почему не что-то необычное? Почему не бриллиантовые ожерелья, ящики с шампанским, меховые манто?

— Пришельцы хорошие наблюдатели, сэр. Они наблюдали за нами и нашими автострадами…

— И увидели массу машин. Почти у каждого есть машина. Тот, у кого ее нет, хотел бы иметь. Тот, у кого старая машина, хотел бы приобрести новую. Пострадавшие в несчастных случаях, столкновения. Погибшие люди, покореженные машины. Все это они видели. И дали нам машины, которые никогда не износятся, не попадут в автокатастрофу, которым не нужны дороги и так далее.

— Но мы еще не знаем этого наверняка, сэр. Это только предположения.

— Машины для каждого?

— Еще неизвестно, сэр. Это Гаррисон так думает. Так думает его репортер. Но как я понял, в репортаже они очень осторожно высказываются на этот счет. Хотя это довольно прозрачно подразумевается.

— Дэйв, мы можем погибнуть. Даже если автомобиль будет не для каждого, все равно они разрушат экономику. Потому что это, как ты сам сказал, явно подразумевается. Я собираюсь объявить мораторий на финансовые операции, закрыть биржу, банки, все виды финансовой деятельности. Что ты на это скажешь?

— Это даст вам некоторое время и, может быть, ничего больше. Несколько дней. Дольше протянуть не удастся.

— Если биржа откроется завтра утром…

— Да, вы правы. Нужно что-то делать. Вам необходимо посоветоваться с министерством юстиции, с финансовым консультантом, с заведующим золотого запаса страны. Наверняка, с кем-то еще.

— Возможно, кроме отсрочки, нам это ничего не даст, — сказал президент. — Согласен. Но время сейчас для нас важнее всего. Нам необходимо пространство для маневра. Люди должны иметь возможность подумать. Мы должны иметь возможность обратиться к людям. Недавно я говорил тебе, что не вижу причин для паники. Черт возьми, Дэйв, вот теперь я чувствую, что впадаю в панику.

— Панику мы себе позволить не можем. Внешне видимую панику. Политика научила вас подавлять панику в себе самом.

— Скоро все кинутся, чтобы распять нас. Конгресс, пресса, деловые круги, профсоюзные лидеры — все. Будут говорить, что мы должны были предвидеть ситуацию.

— Страна переживет, сэр.

— Страна, но не я. Черт побери, до сегодняшнего дня я рассчитывал, что смогу выиграть второй срок.

— Ничего еще не потеряно.

— Тогда это будет чудо.

— Отлично, устроим чудо.

— Дэйв, я уже так не думаю. Мы, конечно, попытаемся. Нужно выждать, сориентироваться, подождать. Скоро приедут Аллен и Уайтсайд. Грейс попытается отыскать Хэммонда. Я хочу ввести его в курс дела. Он займется деталями финансового моратория. Позже приедут Маркус и другие. Бог свидетель, сейчас мне нужны толковые советы. Тебя я прошу быть рядом.

— У меня скоро брифинг. Они уже колотят в дверь.

— Подожди пару часов, — распорядился президент. — К тому времени кое-что может проясниться. Если ты выйдешь сейчас к ним с пустыми руками, они сожрут тебя живьем.

— Они в любом случае сожрут меня. Но идея хороша. Я не спешу к ним в зубы.

На столе президента загудел интерком. Президент нажал кнопку ответа и тотчас раздался голос секретаря:

— Здесь доктор Аллен и генерал Уайтсайд.

— Впустите их, — распорядился президент. Оба сейчас же вошли. Президент взмахом руки велел им садиться. — Вы уже слышали? — спросил он. — Я не успел сообщить конкретно, по какому поводу вас вызываю.

Они кивнули.

— По радио в машине, — пояснил Аллен.

— А я по телевизору, — ответил генерал. — Включил ящик, как только вы позвонили.

— Что ты думаешь об этом, Стив? — спросил Аллена президент. — Сомнений нет, они действительно производят машины. Но что это за машины?

— Как я понял, — сказал научный советник, — они их отпочковывают. Почкуют своих детей в форме автомобилей.

— Они же съели несколько машин в Сент-Луисе, — напомнил генерал.

— Я бы не утверждал, что эти события связаны, — сказал Аллен. — Конечно, они, видимо, смогли проанализировать поглощенные конструкции, но машины, которые они почкуют сейчас, только внешне похожи на те автомобили.