Последний бой комбата

Глава 7

Плацдарм третьего батальона 137-го гвардейского парашютно-десантного полка на западном берегу реки Сунжа. Грозный, 6 февраля 1995 года

В 9.00 подполковник Голубятников с сержантом Выдриным и небольшой группой охраны вышел из КШМ и направился в обход позиций всех боевых подразделений. Погода выдалась ненастная. Тучи буквально висели над городом, грозя в любую минуту обрушиться на землю мокрым снегопадом. Было слякотно, грязно, неуютно. Ветер дул хоть и слабый, но пронизывал насквозь. Обход командир батальона начал с седьмой роты. При подходе к зданию КНП, небольшому одноэтажному дому, группа управления подверглась обстрелу из пулемета со стороны прибрежного квартала западного берега Сунжи. Пришлось добираться до командного пункта роты перебежками. Десантники открыли ответный огонь, но они не видели цели, стреляли наугад по звуку очередей. Стрельба боевиков прекратилась. Голубятников вошел в дом, где его встретил командир седьмой роты капитан Лоскунов. Выслушав доклад и сделав несколько замечаний по поводу организации караульной службы, комбат присел на стул у большого круглого старого стола. Взглянул на Выдрина, стоявшего у тумбочки, принесенной в главную комнату откуда-то из соседних комнат.

– И что стоим, Сережа? Чего ждем?

– Приказа ждем, товарищ подполковник, – ответил сержант.

– Приказа? Ну что ж, слушай приказ. Развернуть радиостанцию и вызвать сюда командиров девятой и разведывательной рот!

Комбат разложил на столе карту. Лоскунов спросил:

– Может, товарищ подполковник, чайку организовать? Или кофе?

– Кофе? – переспросил Голубятников. – Откуда у тебя кофе?

– Да тут мои орлы в загашнике нашли. И кофе растворимый, и соленья разные, и пятилитровую канистру коньяка, а главное – два ящика тушенки. Нашей, армейской. Видно, кто-то из боевиков бывшему хозяину продал.

– А ты уверен, что запасы продовольствия оставлены второпях? И они не отравлены?

– Насчет солений не знаю, тушенка запечатана, кофе же еще вчера и сегодня с утра пил. Дерьмовый, конечно, напиток, дешевка, но сойдет для разнообразия.

– То-то я смотрю, физиономия у тебя какого-то непонятного, неживого цвета... Ты чувствуешь себя как?

– Да нормально. А что физиономия? Нормальной была.

Капитан подошел к обломку зеркала, начал внимательно рассматривать лицо.

– Вроде, в порядке все, товарищ подполковник...

– Да? – улыбнулся Голубятников. – Ну, значит, мне в полумраке показалось. Кофе оставь для себя, раз ты такой его любитель, а мне прикажи сделать чайку, покрепче и погорячее.

– Капитаны Телинский и Боревич сейчас подойдут, – доложил Выдрин.

– Ты предупредил их, что со стороны берега «духи» постреливают?

– Никак нет, но они сами все знают.

– Ладно, чай будешь?

– Не откажусь.

Комбат окликнул Лоскунова, направившегося к двери на кухню:

– Юра! Связисту тоже чаю!

– Всем хватит. Боец большой чайник кипятит.

После чаепития Лоскунов присел рядом с комбатом. В дом вошли Телинский и Боревич. Голубятников сдвинул кружки на край стола и тут же начал ставить задачи:

– Так! В первую очередь нам необходимо выбить противника из прибрежного квартала. Этим займется разведывательная рота. Твоя задача, Миша, – Голубятников взглянул на Телинского, – овладеть этим кварталом, сбросив «духов» к чертовой матери в Сунжу.

– Если будет кого сбрасывать.

– Естественно. Овладев прибрежным кварталом, занимаешь оборону, проводишь разведку моста. Выясни, в сохранности ли он, можно ли по нему перебрасывать людей, в том числе на броне. Потом организуешь наблюдение за противоположным берегом, за районом, который тебе предстоит захватить.

Голубятников повернулся к командиру седьмой роты.

– Ты, Юра, прикрываешь разведчиков. Как только разведрота овладеет восточным берегом и займет оборону, уходишь в дом культуры и меняешь там нарофоминцев. Теперь задача девятой роте. После того, как разведчики возьмут прибрежный квартал, а седьмая рота займет позиции в ДК, по моей команде начинаешь захват второго района. Действуешь не спеша, крайне осторожно, под прикрытием бойцов Лоскунова и Телинского. При необходимости, в случае сильного сопротивления противника, применим артиллерию, согласовав до этого совместные действия с батареей. Овладение районом начинаешь с проведения разведки. Подбери две группы, проинструктируй, чтобы в засаду не попали. – Голубятников взглянул на часы. – Сейчас 9.40. Разведроте до 10.00 перегруппировать силы, в 10.10 провести разведку ближних домов и участков прибрежного квартала, и в 10.30 приступить к овладению «зеленкой». Если вопросов нет, вперед!

– КНП батальона во время действий роты будет находиться там, где и сейчас? – уточнил капитан Телинский,

– Да. Но как только выбьешь «духов» из прибрежного квартала, перенесем его на другую позицию, поближе. Для этого подберем какой-нибудь крепкий, большой дом.

Командиры рот поднялись и вышли из здания. Голубятников вернулся на КНП. Подумав, приказал Выдрину вызвать командира зенитно-ракетной батареи. Старший лейтенант Шульгин прибыл сразу после того, как командир разведроты доложил о том, что перегруппировка подразделения проведена. Голубятников указал зенитчику на стул за столом:

– Присаживайся, Юра! Смотри на карту. Районы восточного берега видишь?