Принцесса Диана

Глава 18. Окончательный разрыв

Диана рыдала у себя в комнате. Она каким–то образом узнала о списке драгоценностей, которые заказал Чарльз в качестве рождественских подарков, и была обижена их распределением. Она с ужасом обнаружила, что Камилла Паркер Боулз должна была получить бриллиантовое ожерелье, а ей самой предназначался дешевый набор стразов.

— Мне не нужны эти паршивые искусственные драгоценности! — кричала она. — Я думала, что неверные мужья задабривают жен настоящими вещами, оставляя дешевую безвкусицу проституткам!

Она была безутешна и, горько плача, говорила, что никогда не простит Чарльза.

В течение нескольких месяцев Диана подвергалась суровой критике после опубликования якобы подлинной записи ее разговора с разбитным продавцом подержанных машин Джеймсом Гилби. Это имя было новым для нас, поскольку он никогда не приезжал к Диане в Хайгроув.

Этой осенью принцесса часто в последнюю минуту отменяла намеченные мероприятия, ссылаясь на усталость. Она постоянно испытывала неуверенность и чувствовала себя уязвимой. Мы были удивлены, когда 18 ноября она объявила, что не поедет с принцем и его родственниками в Сандринхем, а останется в Хайгроуве с Уильямом и Гарри. Это принятое в последнюю минуту решение вызвало настоящий хаос, поскольку, например, теперь вместо одного дежурного повара требовалось два — для Чарльза и для Дианы. Тем не менее Пол совсем не удивился, заявив, что знал о ее решении уже несколько недель.

— Она говорила, что просто не может видеть его, — объяснил он. — Дела настолько плохи, что они не в состоянии находиться в одном доме, не говоря уже о комнате.

Гарри поступил в школу в Ладгроуве, где уже учился Уильям, и детей должны были отпустить на выходные. Поэтому в четверг 19 ноября Диана с сыновьями поехала прямо в Хайгроув, предоставив Чарльзу с друзьями развлекаться охотой в Норфолке. Встреча королевской семьи в Сандринхеме требовала немалых усилий всего обслуживающего персонала, и повар Крис Барбер, похоже, очень обрадовался тому, что остается в Глостершире. Диана тоже казалась спокойной и была счастлива, что мальчики с ней.

В пятницу Диана сидела на кухне с Уильямом и Гарри и рассказывала нам с Полом о ее последнем визите в Корею вместе с принцем Чарльзом. В газетах писали, что между принцем и принцессой идет настоящая война, и я была удивлена, когда Диана заговорила об этом с нами, да еще в присутствии детей.

— Я так устала, что едва держалась на ногах, — призналась она. — Поездка была ошибкой. Неудивительно, что на фотографиях у меня измученный вид.

Вечером принцесса уложила мальчиков спать и вернулась в гостиную, где почти полчаса беседовала с Полом.

— Что–то назревает, — тихо сказал Пол, входя в буфетную. — Не буду давать голову на отсечение, но, похоже, нас ожидают ужасные известия.

На следующий день Диана приготовила специальный подарок для Уильяма и Гарри и посвятила все свое время сыновьям. На залитый дождем задний двор въехал грузовик, и из него выгрузили два детских карта, на которых Уильям и Гарри могли ездить по территории поместья. Несмотря на ненастье, юные принцы прыгнули в машины и вскоре с головокружительной скоростью гонялись друг за другом по лужайкам. Принцесса криком подбадривала их. Ее куртка промокла, а лицо раскраснелось.

Ни она, ни мальчики не обращали внимания на погоду и с неохотой сделали небольшой перерыв для ленча.

— Мы поедим все вместе в столовой для персонала, — взволнованно сказала Диана, помогая мне накрывать на стол. — А потом продолжим!

Во время ленча Диана с большим удовольствием ухаживала за нами, подавая напитки и предлагая добавку. Принцесса ничем не отличалась от любой молодой матери, дружески беседовала со всеми сидящими за столом и держалась так естественно, что повергла в изумление людей, которые привезли карты. Крис все приготовил и присоединился к общему веселью.

— Я так рад, что нахожусь здесь, а не в Сандринхеме, — сказал он мне и подмигнул: — Сегодня обойдемся без этих чертовых овощей.

В воскресенье днем Диана с сыновьями пришла в буфетную, чтобы попрощаться перед отъездом. Хотя в этом не было ничего необычного, я была удивлена и встревожена ее словами. Поблагодарив за заботу, она отвела нас в сторону и тихонько сказала:

— Что бы ни случилось, я хочу, чтобы вы знали: это был действительно счастливый уик–энд. Это очень важно для меня и мальчиков.

С этими словами она усадила детей в машину и повезла в школу.

Помахав им вслед, мы с Полом переглянулись.

— Что–то назревает, — задумчиво повторил он. — И одному Богу известно, что может произойти.

Принц еще не вернулся из Сандринхема, когда во вторник 8 декабря раздался телефонный звонок из Сент–Джеймского дворца. Это была леди Джейн Стретклайд, ведающая персоналом. Она сказала, что завтра приедет в Хайгроув и лично сообщит нам важную новость.