Приносящий Дары

Глава 8 Скандал на Рестии

На Нейдии мы провели целую неделю. Поскольку на этой планете правительству принадлежали преимущественно одни только долги, а всё остальное нейдианские бизнесмены давно уже прибрали к рукам и норовили нажиться даже на Приносящем Дары, то я предложил Гайвару Лерсунгу построить складской терминал прямо в открытом море, между прочим жутко загаженном, но ещё не мёртвом. Для этого пришлось утилизировать несколько десятков миллионов тонн армейских неликвидов, а точнее старых боевых космических кораблей. Этой работой занимался Советник Сай с пятьюдесятью тысячами роботов-андроидов, с которыми мне пришлось заключить далеко не самый выгодный контракт, так как андроиды Нейдии имели пусть и урезанные, им не разрешалось голосовать на выборах, но всё же вполне конкретные гражданские права. С этим тоже разобрался Советник, а хитрых роботов я вскоре переиграл.

Пока Советник строил складской терминал, полностью принадлежащий правительству, мы с Гаем бухали по черному, хотя вроде бы отправились на рыбалку в один из заповедников. Сантия прилетала несколько раз к нам на остров и испытала чуть ли не шок от того, в каком виде заставала нас. Нет, я вовсе не алкоголик. Просто нейдийцы по своему характеру очень похожи на русских, а я нашел едва ли не единственный способ, как расположить к себе президента Лерсунга. На спиртное я всегда был крепок, а после того, как принял две круглые таблетки, так и вовсе мог пить, как лошадь. Нейдийцы всё же недотягивали в этом плане до нас, русских, но Гай вскоре понял, что и во время пьянки тоже можно решать серьёзные дела. В общем мы с ним поладили и после недельной пьянки он признался:

— Валера, ты отличный мужик! Ты даже не представляешь себе, как ты меня выручил. Вот теперь я прижму хвост этим гадам. Нет, ты даже представляешь что это за гады! Они решили, что если правительство всё в долгах, то значит президентом Нейдии уже можно помыкать, как угодно. Ну, суки, держитесь. Сейчас я начну вас строить.

Я отвечал ему:

— Правильно, Гай! Нефиг поважать их. Они же форменные уроды и если ты не начистишь им пятак, то кто это вообще сможет сделать? Ну, ничего, сейчас я оттарабаню ракеты на Тернир и наеду на тамошних учёных. Пускай делают всё, что угодно, но отрезают яйца этим живым подводным лодкам. Иначе я им такое устрою такое…

Говорил я так только потому, что мы продолжили пить даже на борту президентского флайера и что самое глупое, даже не обращал внимание при этом на Сантию, сидевшую неподалёку. Нет, я не только увидел девушку, когда она прилетела на тот остров, и даже галантно перед ней раскланялся и сделал пару комплиментов, но пьян при этом был практически в дымину и держался только на одних морально-волевых. При подлёте к столице мы с Гаем слопали по паре плодов алварии целебной и через пять минут полностью протрезвели. Президент Нейдии ненадолго задумался, после чего спросил:

— Валерка, это сколько же мы с тобой водки выжрали?

Подняв пустую бутылку, она была последней, я ответил:

— Всю, Гай, все пять коробок. Да, давненько я так не квасил, но знаешь, это и к лучшему. Что у тебя, что у меня жизнь в последнее время была через чур уж напряженная, а если стресс чем-то не снимать, то от этого крыша может съехать.

— Но это же ужасно! — Пискнула со своего места Стания — Это противоречит здравому смыслу. Вы все эти дни только и делали, что отравляли свой организм алкоголем.

Мы с Гаем переглянулись и негромко рассмеялись. Чтобы у Сантии не возникло на этот счёт никаких подозрений, я успокоил её:

— Не волнуйся за нас, Санни. У нейдийцев, как и у нас, русских, есть ген, который способствует переработке алкоголя и не дает человеку спиться, а кроме того у нас ведь есть плоды алварии.

Девушка проворчала вполголоса:

— Ты точно такой же, как мой дядя. Тот тоже когда хочет выпить, всегда говорит о стрессе. Для снятия стресса есть специальные психофизические упражнения.

Отмахнувшись от тернерийки, я спросил своего собутыльника:

— Гай, не слушай этот научный бред. Ты мне лучше вот что скажи, как у вас на Нейдии обстоит дело с овощами и особенно с фруктами? Вы выращиваете их под солнцем в открытом грунте или в каких-нибудь супер-пупер-теплицах так, что их потом без сахара или соли есть невозможно? И как у вас обстоят дела с мясом и молоком?

Президент вздохнул и, уныло махнув рукой, ответил:

— Плохо, Валерка. Если мясомолочная продукция ещё хоть на что-то похожа и пусть с натягом, но всё же приближается к стандартам качества чуть ниже среднего, то продукция растениеводства это просто какой-то кошмар. Мы уже не выращиваем нормальных растений, все генномодифицированные и здоровье всех людей, возраст которых перевалил за девяносто лет, начинает резко ухудшаться, а ведь всего каких-то пятьсот лет назад этот возраст считался зрелостью и что самое ужасное, даже наша медицина тут бессильна. Представь себе, даже я, президент планеты, не могу стукнуть кулаком по столу и заявить протест сельскохозяйственным баронам.