Рэдволл

*7*

Ниногда еще Матиас не проводил всю ночь без сна Он, конечно, устал, но в то же время был полон сил: кажется, принесенная им новость станет началом великих событий.

Узнав о ночном происшествии, аббат Мортимер созвал чрезвычайное совещание совета старейшин Рэдволла. Пещерный зал опять заполнился до отказа, но от праздничного настроения не осталось и следа. Перед советом стояли Констанция и Матиас. Они кратко рассказали об увиденном и теперь отвечали на вопросы.

— Вы говорите, что видели крыс. А какой породы? — спросила сестра Клементия.

— Крысы огромные! — ответил Матиас. — Но я не знаю, что это за порода и откуда они взялись.

— Мой дед однажды видел корабельную крысу, — сказала Констанция. — Судя по его рассказам, эти крысы — как раз корабельные.

— А сколько, думаешь, их было? — спросил настоятель.

— Трудно сказать точно. Много. Должно быть, несколько сотен.

— Матиас?

— Я согласен с Констанцией. Четыреста, а то и больше.

— Констанция, а как они выглядели? Злые?

— Еще бы. Сразу было видно, какие они свирепые и злые.

Эти слова Констанции вызвали шум и крики: «Ерунда какая-то!», «Чепуха!», «Откуда они могли взяться. Вам просто почудилось!», «Такого просто не может быть!».

Матиас, подняв лапу, громко крикнул:

— Констанция права! Чужаки злые. Один был просто огромный. Я хорошо его разглядел — это настоящее чудовище!

Аббат Мортимер, слегка подавшись вперед, настороженно обратился к Матиасу:

— Сын мой, ты мог бы его описать? Матиас задумался. Все взгляды сейчас были устремлены на него.

— Он был намного больше остальных.

— Подумай хорошенько, может, вспомнишь что-нибудь еще?

— Да, конечно! Он — одноглазый!

— Одноглазый? И какого глаза у него нет — левого или правого?

— Думаю, правого… Да, правого.

— А на его хвост ты обратил внимание?

— Как не обратить! Это, наверное, самый длинный в мире крысиный хвост. Чужак держал его в лапе, будто кнут.

Прежде чем заговорить, аббат прошелся по залу.

— Я слыхал об этой крысе. Его имя боятся произносить даже лисы. Я думаю, это Клуни Хлыст!

В Пещерном зале наступила гробовая тишина, все оцепенели.

Клуни Хлыст!

Не может быть! Это же просто сказочное страшилище, которым пугают расшалившихся малышей.

«Иди спать, а то Клуни заберет!»

«Доедай скорее суп, а то придет Клуни!»

«Не озорничай, а то позову Клуни!»

Многие даже не знали, что Клуни — крыса. Для них это было просто пугало, которого на самом деле не существует.

Кто-то насмешливо фыркнул, раздался ироничный смех. Мыши стали с улыбкой толкать друг друга и шутливо пугать соседа: «Клуни Хлыст пришел за то-бо-ой!»

Матиаса и Констанцию как будто ледяной водой окатили, они посмотрели на аббата, ожидая его поддержки. Строго нахмурившись, старец громко зазвонил в колокольчик, призывая всех к молчанию.

— Я вижу, вы сомневаетесь в правдивости моих слов!

Тихий, но властный голос вызвал смущенное покашливание членов совета. Брат Джозеф встал и откашлялся:

— Отец настоятель, мы уважаем вас и ваш опыт, но все, что мы сейчас услышали, это, как бы сказать…

Со своего места встала сестра Клементин и, широко разведя лапами, с улыбкой произнесла:

— Наверное, Клуни появился, потому что уже так поздно, а мы еще не спим.

Ее шутку все встретили веселым смехом.

Шерсть на спине Констанции встала дыбом. Барсучиха рассерженно зарычала, и мыши в страхе прижались друг к другу: совету еще не приходилось видеть ее в такой ярости.

В наступившей тишине Констанция встала на задние лапы и обратилась ко всем сразу: