Рэдволл

*4*

После весьма скудного ужина Матиас, стараясь спрятаться от холодного ночного ветра, поплотнее закутался в свой балахон и лег на землю. Оставшись наедине с невеселыми мыслями о неблагодарных землеройках, он наконец заснул.

Незадолго до зари Матиас почувствовал, что рядом кто-то есть. Он осторожно приоткрыл один глаз и обнаружил, что ночью кто-то укрыл его теплым одеялом.

О, Повстанческий союз землероек пришел наконец к согласию! Вокруг горели костры — землеройки готовили завтрак. Матиас подумал, что скоро уже рассвет. Повернувшись на бок, он снова погрузился в сон.

Когда он проснулся, сквозь ветви деревьев ярко светило солнце и его лучи смешивались с голубоватым дымом костров. Лог-а-Лог принес ему поджаренный хлеб и чашку цветочного чая. Матиас сел и как ни в чем не бывало принялся за еду. Он молча ел, а Лог-а-Лог тем временем скатывал одеяло в валик. Наконец, не выдержав, Лог-а-Лог нерешительно кашлянул:

— Гм-гм, Матиас, я прошу прощения за вчерашнее. Но, как ты видишь, большинство все-таки решило следовать за тобой.

Поев, Матиас встал и взял в лапы посох.

— Послушай, Лог-а-Лог, меня не интересуют ваши дурацкие законы. Или вы со мной, или против меня.

Лог-а-Лог схватил свой походный мешок и, широко улыбнувшись, воскликнул:

— Матиас, друг, мы с тобой — все до одного, зуб, коготь и хвост! Веди нас, отважный воин! Матиас радостно рассмеялся:

— Ну что ж, в путь! Не забудьте, что нам предстоит сразиться с аспидом и добыть меч!

В окружении землероек, которые уже затеяли спор о том, как быстрее добраться до карьера, Матиас невозмутимо зашагал вперед. Они оставили опушку Леса Цветущих Мхов далеко позади, обошли заброшенный дом и, прячась за кустами чертополоха и пробираясь по дну пересохших канав, пересекли несколько полей.

К середине дня они устроили привал на берегу широкой реки.

— Ну и как же мы переберемся на тот берег? — спросил Матиас.

— Лог-а-Лог нам поможет, — ответила ему Гуосим. — А кто же еще? Его отец и отец его отца, все назывались Лог-а-Лог. Из поколения в поколение они были перевозчиками на реке. Понадобится перебраться через реку — выходишь на берег и кричишь: «Лог-а-Лог!» Давай покричим, может, и на этот раз получится?

Она подошла к воде и, сложив лапы у рта рупором, позвала нараспев:

— Лог-а-лог-а-лог-а-лог-а-лог-а-лог!

Лог-а-Лог не заставил себя долго ждать — он появился из зарослей тростника на большом бревне. Ловко орудуя длинным шестом, он причалил к берегу и, спрыгнув на землю, рассерженно набросился на Гуосим:

— Хочешь, чтобы все знали, что мы здесь? Орешь, как ревун на маяке! Надо как можно скорее, пока к нам никто не пожаловал, плыть на ту сторону.

— Чего ты сердишься? Я просто хотела показать Матиасу, как надо позвать землеройку-перевозчика, — ответила Гуосим.

— И только-то! — запальчиво сказал Лог-а-Лог. — Отчего ж ты не показала ему змеиные следы вон там, на глине? Или ты их не заметила? Асмодеус был здесь никак не больше четырех часов назад. Скорее всего он отправился в Лес Цветущих Мхов, на охоту. Только по случайности или по милости судьбы мы не столкнулись с ним.

Матиас с изумлением и ужасом взглянул на широкий след, оставленный змеем. Землеройки стали поспешно залезать на бревно Лог-а-Лога.

— Скорее, Матиас! — громким шепотом позвал тот. — Все на борт!

Матиасу очень понравилась переправа через реку на бревне. Несколько землероек достали из своих заплечных мешков лески и стали рыбачить, и, когда бревно мягко ткнулось в ил на другом берегу, они уже поймали несколько рыбин. Землеройки попрыгали на берег, а Матиас помог Лог-а-Логу укрыть бревно в камышах.