Ролевик: Мистик

Глава 8.

Одно слово, жест, мгновение проскользнувшего меж пальцев времени и вот ты из довольно обычного мира переходишь в иной – мир, где есть сталь, кровь, магия и смерть. Причем как раз в этом сочетании, ничто не остается вне, все рядом, близко, ты ощущаешь их. Бой… Меч в левую руку, это полезно, когда противник сам не левша. Мне же параллельственно, что там да как – обе руки развиты одинаково, разве что писать левой несколько затруднительно. Но это мне сейчас не грозит, тут совсем иное занятие намечается.

Чего больше в манере боя моего противника – контактного, жесткого стиля или же ограничится магическим обстрелом? Увидим. Прямо сейчас!

Выстрел из арбалета – серебряный болт летит в голову Кшатра, но материальная его угроза ничтожна в сравнении с заложенными внутрь чарами. Щелчок цепи, обманчиво легкий, небрежный, но болт уносит в сторону, как ничтожную мелочь. И тут срабатывает его «начинка». Туман. Серебристый, сквозь него можно многое увидеть, но не все из увиденного есть реальность. Мистическое безумие, оно перемешивает иллюзии и реальность, невесомыми щупальцами тумана тасуя неосязаемую колоду образов. Серебро, оно вообще не любит прямого, грубого воздействия на мир. Особенно на его материальную сторону. Зато связь с пограничными состояниями души и тела, обманчивый свет нагло ухмыляющейся с небес луны, тихая песня призраков и волков-оборотней – это та нереальность, что готова сослужить добрую службу.

Вой ветра, молнии, что бьют прямо из тела Кшатра. Багровые молнии, концентрированная ненависть и злоба берсерка. Туман чуть слышно шипит, отступая перед багровым гневом моего противника. Ничего, это всего лишь пробный выстрел, легкая разминка и не более того. Смешно было бы ожидать победы над опытным бойцом вот так сразу, с ходу. Ему же предстоит чуток понервничать – не ожидал, что первая же атака окажется не то что сложной, но все же не детским криком на лужайке.

Цепь описывает круг над головой и словно делится на две. Одна из них все так же остается в руках, ну а другая летит вверх, рассыпаясь на отдельные звенья. Много их, слишком много… И каждый трансформируется в алый шип, с которого слетает россыпь алых искр. Алый – Цвет пролитой крови, ее сила и боль. Выстоять под таким дождем и остаться в своем уме – не каждому по силам. Рисковать не будем – пусть наруч, столь любовно и тщательно создаваемый на протяжении долгого времени, покажет свою скрытую мощь. Арбалет отправляется за спину, сам по себе, кроме мысленного усилия ничего более не требуется… И рука с наручем вздымается вверх.

Боль, реки крови на полях сражений, пирующие стаи ворон и шакалов – все это было в каждой из сотен искр, что осыпались на меня. Все это ощущалось, но не прямо, а опосредованно. Чешуйки наруча с заботливо выгравированными символами удержания отражали силу Цвета, ослабляли, накапливали. Атакующая, стихийно-первобытная мощь металась из стороны в сторону, но выхода не было. Новосозданный артефакт пил ее, словно ледяную воду из колодца – медленно, долго, неотвратимо. Долго по меркам магии, а так… быстро, крайне быстро.

Так же быстро и Кшатр понял, что его заклятье пошло прахом. Понял и рванул в ближний бой, надеясь таким образом покончить со мной. Быстро покончить, так как на долгий бой настроя не было. Теперь не было… Не подготовился, рассчитывал на легкую победу, а этого делать было нельзя. Недооценка противника чревата самыми печальными последствиями. Ведь, по сути, он как мистик сильнее меня. Сильнее, но неподготовленнее в данный момент. Вот и нельзя дать ему опомниться, бой надо завершить быстро.

Его цепь… Это не просто кусок пурпурного металла, чары, вшитые туда, многогранны, своеобразны. Вот и сейчас, ее длина увеличилась на порядок.

Отход влево и мечом по стальным звеньям. Стальная змея очень мобильна, да и управляется не хуже самонаводящейся ракеты. Ракеты? Что это? Не знаю, наверное, какое-то заклятье из иной реальности. Ну да не в том суть. Клинок сталкивается с цепью и мелодичный звон, неожиданный для такого случая.

– Иди ко мне!

Доброе пожелание, особенно в сочетании с тем, что цепь обвилась вокруг клинка вмертвую и теперь укорачивалась, пытаясь перетянуть меня поближе к Кшатру. Ну а у своего основания эта универсальная цепочка топорщилась еще тремя короткими ответвлениями. Ах да, для полного счастья в левой руке моего врага был короткий, кривой кинжал. Тоже, само собой, не простое железо.

Пора! Черный Цвет, тот, что символизирует Бездну, таящуюся везде, существующую нигде, но все видящую, все осознающую. Слово-ключ, пальцы правой руки сплетаются в одну фигуру, другую… Готово. С острия клинка срывается небольшой, внешне невзрачный разряд.

Внешне… Внешность, она крайне обманчива, особенно в таких условиях. Бездне не нужны эффекты, тьма не нуждается в помпезности. К чему ей это? Черный – Цвет мудрости, но той ее грани, что переплетена воедино с силой.

Разряд, слетевший с острия меча, расколол ткань пространства и в трещину хлынул мрак. Сразу, мигом – вот был свет, множество красок, а стала… Тьма. Черный бархат, черное небо, чернота оникса и черные зрачки человеческих глаз. Черная пантера, пробирающая в зарослях джунглей, хищной грацией приводя в восторг случайного наблюдателя. У этого Цвета нет полутонов, каждая его ипостась полноценная, насыщенна, уникальна.