Ролевик: Мистик

Интерлюдия. Цитадель Кьерга

Кромешники редко собирались больше, чем по двое. Раньше еще случалось, но по прошествии мириадов Шагов необходимость личных встреч все больше и больше игнорировалась. Кромешники создавали собственные зоны влияния, подозрительность также брала свое. Начинали сбиваться отдельные группы «по интересам», интригующие друг против друга. Процесс покамест еще не набрал полные обороты, но уже начинал всерьез беспокоить тех, кто стоял на самой вершине пирамиды.

Их было четверо… Яргр, Теус, Нишаар и Кьерг. Первый олицетворял собой своеобразную службу безопасности и контроля, отлавливающую всех опасных для уже сложившейся системы. Его сила была наглядна, специально демонстрировалась, а порой так и преувеличивалась. Все как и полагается, все в рамках заботливо выстроенной концепции. Второй обеспечивал остальных артефактами всех видов и рангов, но упор Теус делал на боевые вариации. Впрочем, они были и наиболее востребованными.

С третьим было сложнее. Повседневные хлопоты по управлению не были сильной стороной Нишаара. Точно также небрежно он относился и к силовым операциям, контролю за пирамидой власти и отрядами Корректоров. Однако, его влияние было неоспоримым – созданный им почти единолично Черный Бархат являлся ключевым элементом всей выстроенной системы. И Нишаар очень грамотно поддерживал его работу, намертво отсекая порождения Стазиса от Фрахталя. А пока был этот надежный барьер, не столь сильно давила возможная конкуренция.

Наконец, сам Къерг… Серый и таинственный паук, соткавший разветвленную паутину традиций и запретов. Он начинал с малого, но остальные трое сумели увидеть потенциал прирожденного аналитика. Увидели и… сделали одного из последних по силе четвертой опорой, что придала конструкции полную завершенность.

И вот теперь их системе был нанесен действительно серьезный удар. Предстояло решить, что делать дальше и как именно себя вести? Простые вопросы, но вот ответы на них найти было очень непросто.

– Долар мертв, – процедил Яргр. – Теперь нас осталось всего четырнадцать. Это очень плохо.

– Сомневаюсь. Его лаборатории нам были полезны, но со многим из их содержимого справятся и Корректоры. Сам Долар был слишком импульсивен, его фанатичная любовь к новым экспериментам иногда… мешала.

– Недальновидно мыслишь, Нишаар, – прошелестел Кьерг, выражение лица которого постоянно менялось. Одна маска с шелестом расползалась на составные части, перестраиваясь в другую. Серый кардинал Фрахталя был действительно «един в сотнях лиц». – Важен не сам Долар, ему мы действительно можем найти замену из низших. Опасно даже не его убийство. Сделай это тот же Фэйр – такой случай был бы воспринят довольно обыденно.

– Вроде как одно высшее создание убило другого.

– Верно. Теперь ты понимаешь. Его же убили… чужак и отступник из Корректоров. Могут начать собираться комплоты, направленные против нас. Обнажилась уязвимость нас, Кромешников, перед остальными. И это страшно.

Сидевший до этого в молчании Теус стукнул модифицированными, больше похожими на конечности киборга, руками по столу. Пневматические клапаны суставов жалобно застонали от неожиданной нагрузки.

– Устроить кровавую баню! Объединить недовольных могут или Рэнду Механист, или банда Шенка. Ржавого выблядка мы никак не достанем, он надежно спрятался, его логова никому не найти. Пробовали… Зато Шенк уязвим, слишком со многими клиентами связан. Берусь устранить альбиноса.

– В этом что-то есть, – задумался Кьерг, напрягая свои способности аналитика. – Риск имеется, но результат будет того стоить. Но тогда операция должна быть проведена безукоризненно. И быстро. Незамедлительно.

– Тогда чего ждать? Я немедленно соберу Коректоров!

Яргр недовольно вздохнул.

– Успокойся, горячий парень. Нельзя останавливаться на одном. Мы собрались не только для одной цели, тем более всплывшей лишь сейчас. Не забывай про первую причину – смерть Долара.

– Да помню я, помню!

– Тогда слушаем сейчас меня внимательно, – куратор службы безопасности постарался придать голосу максимальную серьезность. – Среди моих Корректоров есть одна девица. Неприятна в общении, самолюбива, горда сверх меры. Вместе с тем она хороший прогнозист. Я не принял во внимание часть ее прогнозов, в результате имеем теперешнюю ситуацию.

– Яргр, ты и правду решил навести на себя критику? – изумился Нишаар. – Похоже, нас ждут великие времена. Того и гляди, сам Теус разлюбит бои и кровь.

– Не паясничай. Тут все связаны друг с другом, мы поневоле должны быть откровенны, если не хотим потерять многое. Я ошибся и признаю это. Теперь об этой Лиаре. Она два раза предсказала поведение чужака и его союзников. Ей не полностью поверил я, совсем не поверил Долар. Долар мертв… Она же два раза смогла остаться живой и даже не слишком пострадать. Мало того, при первом столкновении захватила пленницу, любовницу чужака.

– Интересно… Яргр, ты не ценишь своих подчиненных. Я бы взял ее под свое крылышко. Особенно, если она еще и красива.