Рыжая проказница

Глава 18

Когда Эверилл поняла, что Домнелл предал ее мужа, в ней закипела ярость, но она пренебрегла ею; вместо этого она постаралась устоять на ногах в то время, пока этот отвратительный человек тащил ее по комнате.

— Домнелл.

Голос Кейда привлек внимание обоих, и они остановились. Эверилл слегка вздохнула и с надеждой посмотрела на мужа, а тот сказал:

— С этим сундуком ты можешь жить как лэрд где угодно. Можешь взять его и идти своей дорогой, только не трогай Эверилл.

— Ну да, — усмехнулся Домнелл. — Так ты и позволил мне выйти отсюда с сундуком, если я отпущу твою жену? Ты меня принимаешь за дурака?

— Я даю тебе слово, — твердо сказал Кейд. — Можешь уйти отсюда сразу же, только отпусти Эверилл.

Эверилл заметила, что Домнелл склонил набок голову и посмотрел на Кейда с изумлением.

— Я верю, что ты говоришь серьезно, — сказал он. — Ты способен отдать все ради девчонки, о существовании которой ты даже не знал несколько недель назад.

— Да, — коротко ответил Кейд.

Эверилл повернулась, чтобы посмотреть на мужа, глаза ее сияли любовью. Она не знала, от чего именно тот отказывается, но понимала, что речь идет, о чем-то таком, о чем он некоторое время тревожился и что было для него важно. И он отказывается от этого ради нее. Это самое удивительное, что она слышала в жизни. «У меня самый славный, самый добрый, самый любящий муж во всей Англии и Шотландии», — подумала Эверилл.

Кейд добавил:

— Но если ты ее не отпустишь или тронешь хотя бы один волос на ее голове, я вырву тебе кишки и заставлю съесть их, а потом отрежу тебе голову.

Пожалуй, подумала Эверилл, слово «славный» не совсем подходит для его описания.

За спиной у нее Домнелл сухо усмехнулся, от его дыхания у нее шевельнулись волосы.

— Ну вот, я вижу того Кейда, которого знаю. Приятно слышать, что ты не совсем еще обабился.

Кейд холодно посмотрел на него:

— Что ты мне ответишь? Скажи, что отпустишь ее и уйдешь отсюда, и я велю своим людям опустить оружие.

— Воистину великодушное предложение, — сказал Домнелл. — И я знаю, что ты обычно держишь данное слово. Но на этот раз я, наверное, не воспользуюсь удобным случаем. Я возьму ее с собой, чтобы благополучно уехать отсюда, а ты останешься здесь, и тогда я ее не убью. Я отпущу ее, когда почувствую, что мне ничто не грозит.

Домнелл начал двигаться в сторону, заставляя Эверилл двигаться вместе с ним, прижимая нож крепче к ее шее, так что ей оставалось либо двигаться вместе с ним, либо перерезать себе горло. Она и двигалась, ее глаза не отрывались от Кейда, чтобы хорошенько запомнить его на тот случай, если она видит его в последний раз в жизни.

Эверилл видела, что его руки сжались в кулаки, тело напряглось от беспомощного отчаяния и ярости, — он тоже смотрел на нее не отрываясь, чтобы запомнить на всю жизнь. Она попробовала успокоить его, улыбнувшись, но не смогла. Она была напугана, и мышцы ее лица не желали подчиняться безмолвному приказу рассудка и не могли скрыть ее страх.

Домнелл остановился, и Эверилл почувствовала, что мышцы его задвигались, потому что он что-то делал за своей спиной. Эверилл обдало спертым воздухом, и она вспомнила ночь, когда ходила по потайному проходу в замке Мортань в комнату Кейда. Она поняла, что Домнелл открыл какой-то проход позади них. Оказывается, в Стюарте тоже есть потайные проходы!