Секретарша миллиардера

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Мы не согласны с мистером Зеллом относительно его новых направлений по нескольким основным пунктам. Он отказался слушать, и мы получили наши деньги обратно. Вот и все. Увеличение цен не ощутимо для нас. Мы полагаем, Зелл заплатил слишком много за свои собственные акции и ожидаем увидеть существенное падение цен, как только общественность осознает, что доверяет человеку, того не заслуживающему.

Лэди Кэррон получила чек, исчисляемый миллионами. Однако ее предсказания по поводу скорого падения цен на акции „Зелл Корпорейшн“ неоправданны, поскольку нужда в акциях сейчас очень высока.

Ближайшее внедрение новых технологий, включая современное оснащение нефтеперерабатывающих заводов для очистки использованной нефти и система расщепления выдвинула „Зелл Корпорейшн“ в авангард химической и нефтяной индустрии. Рынок интерпретирует выкуп контрольного пакета, как позитивный сигнал для концерна. Рыночный интерес к данной компании растет».

Дальше статья повествовала о деталях новой технологии, включая достижения на корейских заводах и фотографию Антона, выступающего на собрании в «Ритце».

Эми положила газету на пол и уставилась на пляшущие языки пламени. Ее сердце все еще напряженно билось. Значит, события развивались не так, как она предвидела. С момента отъезда из Лондона, она боялась читать газеты, рано или поздно они объявят о помолвке Антона с леди Кэррон.

Однако события развивались иначе. Заседание акционеров проходило бурно и отличалось яростной полемикой, и, какие бы ловушки ни расставляла Лавиния, Антон не собирался сдавать позиции.

Теперь Лавиния во Франции, Антон в Гонконге, а она здесь, в Нортгемптоншире. Их жизни по роковой случайности пересеклись однажды, а затем снова разошлись в стороны.

Эми устало поднялась и пошла в кухню. Она бы многое дала, чтобы видеть выступление Лавинии на собрании. Конференция, которая должна была стать ее триумфом, обернулась для нее Ватерлоо.

А выступление Антона? Как жаль, что она никогда его не увидит. Она сделала множество ошибок в отношении этого человека, решив, что он будет руководствоваться выгодой, как другие представители сильного пола.

Не такой он мужчина.

Эми занялась обедом, но в мозгу постоянно являлись яркие волшебные образы — образы Антона, которые до сих пор она держала под замком. Вот он занимается с ней любовью, вдыхает в нее жизнь, как свежий ветер вдыхает жизнь в паруса после штиля, вот он заставляет ее смеяться до изнеможения, а вот мир и спокойствие, которые она чувствует, стоя рядом с ним в старом храме на острове во Вьетнаме.

Ее сердце обливалось слезами, пока она раскладывала еду по тарелкам. Она сидела напротив и смотрела, как ест дядя, будучи не в силах сама притронуться к еде. Дядя Джефри не спросил, почему Джеми-Ли не осталась на обед, так же как он не спросил о причинах ее приезда.

* * *

Таков был его выбор. Джефри никогда не спрашивал прямо о причинах ее бегства из Лондона в Гонконг. Возможно, потому что он не доводился ей родным отцом, он никогда не брал на себя ответственность обсуждать ее частную жизнь. Но когда ей необходимо было убежище, он без вопросов открывал перед Эми двери.