Секретарша миллиардера

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

— Тебе он нравится?

Они вышли на террасу, Гонконг стелился внизу. Антон вопросительно посмотрел на Эми.

— Он изумительный, — ответила девушка. — Но ты же не собираешься покупать его?

— Я давно положил на него глаз. В том, что его выставили на продажу, мне видится знак судьбы.

— Он прекраснее всех домов, которые я видела. Но тебе не нужна такая громада!

Дом под названием Кюилин-Хаус располагался на Пике Виктории. На крыше с четырех концов высились покрытые глазурью драконы и другие мифические существа, охраняющие просторный шестиспальный дворец с широким балконом, с которого открывался изумительный вид на бухту. Дом мог похвастаться шикарным бассейном и подземным гаражом на пять машин и удивительным естественным обрамлением: ухоженный сад плавно перетекал в бамбуковый лес, где на вершине рос папоротник и гибискус. Антон с Эми стояли на балконе и следили за воздушными змеями, парящими в зыбком теплом воздухе над водой.

— Разве дом большой? — спросил он, разглядывая ее.

Эми улыбнулась ему в ответ.

— Шесть спален? А тебе нужна одна, разве нет?

Он обнял девушку за талию и привлек к себе.

— Положим, нам нужны две спальни. А что, если у нас появится дюжина детишек? — пробормотал он ей на ухо. — Тогда дом окажется маленьким.

Эми поцеловала своего возлюбленного, сердце бабочкой порхало в груди.

— Я не давала согласия на детей, мой повелитель, и ты не спрашивал, желаю ли я переехать к тебе!

— Я спрашиваю сейчас.

— Ты ненормальный. А почему на крыше драконы?

— Это фэншуй, они охраняют четыре угла этого дома от бед и несчастий.

К ним подошла агент по недвижимости с брошюрой в руках.

— У Кюилин-Хаус долгая история, мистер и миссис Зелл, — сияя, заговорила она. — Как вы оба понимаете, здание уникально. Такой шанс выпадает раз в жизни.

— Какова цена? — спросил Антон, следя взглядом за висящим в воздухе ястребом.

Не моргнув и глазом, риелтор назвала сумму в несколько миллионов.

— А если на полмиллиона меньше?

— Возможны варианты, — ответила агент, весело поблескивая глазами.

— Очень хорошо, — сказал Антон, держа руку Эми и поворачиваясь к ней лицом. — Мы отошлем письменное предложение вам через час или около того. С завтрашнего дня мы будем находиться в Лондоне, и поэтому мне бы хотелось получить ответ сегодня, если возможно. Я дам вам свой номер телефона. Вы сможете связаться со мной в любое время. Я буду ждать.

Эми отвернулась. Она внезапно вспомнила слова Герды: «Теперь я вижу! Вы думаете, когда они поженятся, вас он сделает своей любовницей в каком-нибудь сказочном дворце в Гонконге!»

Тогда эти слова казались скорее оскорблением, чем правдой. Но, возможно, Герда Мейер, не зря же она была дамой высшего света, лучше Эми знала мир?

Станет ли Кюилин-Хаус тем «сказочным дворцом», как предсказывала Герда? Красивейший дом в Гонконге… а по сути золотая клетка для пойманной птички?

В конце концов, он вел речи о том, чтобы жить вместе, иметь совместных детей… но он не упоминал о женитьбе.

Деловая жена во Франции и страстная любовница в Гонконге? О, да, ему это по возможностям.

«Императрицы иногда терпят наложницу… или двух».

Внезапно великолепный дом стал для нее тюрьмой, местом, где медленно умирали ее надежды и радости.