Секретарша миллиардера

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Как и предсказывал Зелл, Генри Барбюс, маленький мужчина пятидесяти лет, с квадратной бородой, предложил внушительную сумму денег. Выкупая завод, он желал иметь гарантии, что Зелл не построит подобное сооружение ни для кого во Франции.

На второй день Барбюс уступил: «Зелл Франс» будет получать свои проценты с каждого галлона в течение пяти лет, а «Барбюс Ресорс Корпорейтед» должна будет заказать еще один завод в течение двух лет, а затем обсудить возможность строительства и третьего, и четвертого. Дополнительные заводы должны устанавливать местные фирмы, принадлежащие «Зелл Франс» и ее партнерам, и Барбюсу придется выплатить соответствующую компенсацию Зеллу.

Чтобы отпраздновать удачную сделку, на следующий вечер Генри Барбюс пригласил всю команду на великолепный обед.

Эми надела темно-синее облегающее платье и время от времени ловила на себе заинтересованные взгляды мужчин, что изрядно льстило ее самолюбию.

После обеда их пригласили в кабаре, забавное и изысканное, затем в клуб. Приглашение Барбюса на танец застигло ее врасплох.

На переполненном танцполе Генри неожиданно стал флиртовать.

— И где мой друг Антон отыскал такого ангела? — спросил он.

— Уверяю вас, он не расценивает меня, как ангела, монсеньер Барбюсс!

— Вы божественны, душечка. Симфония синего и золотого! Я наблюдал за вами все два дня. Если условия работы у Зелл неподходящие, можете переходить прямо ко мне, о'кей? Я воплощу в жизнь все ваши мечты!

Жалея, что не знает несколько приемов из джиу-джитсу, Эми попыталась ускользнуть от влюбленного миллионера. Надушенная борода коснулась ее щеки.

— Не улетай, пташка, — пробормотал он, — скажи мне, какие деньги платит тебе Зелл. Я удвою ставку.

— Я довольна своей зарплатой!

— Я сделаю тебя счастливее.

— Но мне нравится жить в Гонконге, — ответила она, пытаясь выбраться из тесных объятий.

Рука мужчины оказалась в опасной близости от ее груди.

— Когда устанешь от него… тогда приезжай и живи в Париже!

— Я подумаю, — повторила она, отталкивая руку от своей груди.

— Возьми мою визитную карточку, голубка, — хрипел он, — у тебя самые красивые грудки, которые я когда-либо видел. — Мужчина достал карточку с золотым тиснением и попытался сунуть картонный квадратик Эми за пазуху. Она ловко перехватила руку. Наконец, ей удалось сбежать от надушенной бороды и недвусмысленно покачивающихся бедер, музыка закончилась, и она с облегчением вернулась к своему шефу. Антон томно улыбнулся ей.

— И что он вам нашептывал на ушко?

— Он предлагал мне работу с зарплатой в два раза выше, чем сейчас.

— Серьезно? Неужели вы не испытали искушение принять предложение?

— Естественно, искушение было. Он дал мне свою визитку.

— Да, я видел, как он что-то пытался засунуть… в такой премилый почтовый «ящичек». Но я удивлен, что маленькое предложение Генри не затерялось в недрах вашего платья.

Он схватил ее за руку, запыхавшуюся и растерянную, и повел к танцполу.

Танцевать с Антоном было куда приятнее, чем с Генри Барбюсом. Он двигался легко и грациозно и не делал попыток исследовать ее тело. Когда музыка стала медленной и романтичной, Антон осторожно обнял девушку, прижимая к себе легко, но властно, она почти забыла, что у нее есть ноги, просто парила в воздухе, повинуясь ритму.