Секретарша миллиардера

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Полет длился долго. На протяжении всей темной звездной ночи они занимались любовью, спали, затем снова занимались любовью. Эми обнаружила, что такой способ времяпрепровождения на борту самолета, совершающего межконтинентальные перелеты, самый приятный. Как бы хотелось, чтобы самолет не приземлялся, а так и парил в воздухе!

Однако наконец блеснул красный луч восхода и вдали появилась Британия, как темная масса, похожая на безмерное покрывало.

Когда они опустились на уровень облаков, иллюзия мягкости и теплоты исчезла. В Северной Европе стояла декабрьская погода. Темноту прореживали зловещие вспышки молний. Самолет тряхнуло, когда он столкнулся с потоками сильных ветров. Эми, томимая предчувствием беды, следила, как иллюминаторы быстро обрастают льдом. Заметно похолодало. Когда самолет наконец опустился ниже, то стало видно, что он завис над снежным городом, купающимся в тусклом сером свете.

— Ну, — сказал Антон, обнимая Эми, — время музыки. Пристегнись!

Приземление в аэропорте Хитроу было осложнено снегопадом и жесткими перекрестными ветрами, из-за чего самолет швыряло из стороны в сторону. Эми схватила руку Антона для успокоения, самолет приближался к взлетно-посадочной полосе. Почему снег и дождь — их верные спутники?

В Лондоне было темно, отчаянно холодно и снежно. В такси по пути в отель «Ритц», где они собирались остановиться, она включила сотовый телефон, и тут же на нее обрушился шквал звонков. С каждой минутой интимная теплота, выстроенная меж ними в течение ночного полета, таяла в бесконечном шуме работы.

Антон не скупился и заказал апартаменты Марии Антуанетты, здесь, в «Ритце», для вечернего приема. Самый знаменитый зал должен был гостеприимно распахнуть двери перед акционерами «Зелл Корпорэйшн».

Пока Антон разговаривал по телефону, Эми открыла «Файненшл Таймс», ожидая увидеть статью о завтрашнем открытии собрания. Сообщение напечатали, но удивительным оказался тон изложения. От неожиданности девушка села и нахмурилась.

— Тебе лучше прочитать это, милый, — сказала она.

Антон внимательно прочитал статью, начиная с заголовка: «Новое направление в „Зелл Корпорейшн“: акционеры в сомнениях».

Когда он закончил читать, то вернул газету Эми.

— Тут не говорится, кто именно сомневается. Я не принимаю эту статью во внимание.

— Ясно, кто, — заметила девушка, — хотя, как ты говоришь, они не называют ее имени.

— Дорогая, ты не можешь во всем обвинять Лавинию, — улыбнулся Антон. — Всего-то некий журналист решил выдать сенсацию. После собрания они запоют другую песню. — Он бегло взглянул на часы. Перед ланчем ему предстояло встретиться с Лавинией Кэррон. На непосвященный взгляд, она просто приглашала старого друга выпить в городе, но Эми боялась, что это будет первый обмен ударами. — Догадываюсь, у тебя нет желания раздувать потухший костер дружбы с Лавинией?

— Никогда больше не хочу ее видеть, — надулась Эми. — Уверена, дорогой, за статьей стоит она. Выстрел в твою сторону.

Он подошел и сел рядом, взял обеими руками ее лицо и осторожно поцеловал в губы.

— Ни о чем не беспокойся.

— Я не могу не беспокоиться, — ответила Эми, вглядываясь в его глаза. — Она хочет заполучить твои деньги или стать твоей женой, Антон!