Секретарша миллиардера

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Она всегда будет считать пребывание на вилле самым несчастливым событием в жизни.

Началось с того, что на следующее утро Герда Мейер, швейцарка, слегла в постель с желудочными болями. Неужели действительно сыграли свою роль токсины в мидиях, о чем она говорила за столом?

Во искупление грехов — чтобы не уволили за дерзость, — Эми приняла на себя роль сиделки и утешительницы Герды, которая, к слову сказать, оказалась совсем нелегким пациентом. Ее муж, Гейнц, старался держаться от постели страдалицы по возможности подальше.

Подавая в двадцатый раз отвар ромашки, Эми обнаружила больную, сидящую в кровати с укором на лице, светлые волосы торчали в беспорядке, будто тоже возмущались тем, что приключилось с хозяйкой.

— Почему вы заговорили обо всех этих ужасах вчера вечером? — запричитала дама в постели. — Вы страшно меня расстроили! Что, если я отравилась?

— Я уверена, это простая желудочная инфекция, — терпеливо объяснила Эми. — Летом такое часто происходит, особенно после ужина из мидий.

— Не упоминайте мидии! — Герда схватила чашку с ромашкой и залпом осушила содержимое. — О, мой бедный живот! И я выгляжу как пугало, — простонала она, вглядываясь в зеркальце. — Единственно, что вы можете сделать, это помочь мне принять презентабельный вид для приема посетителей.

— Конечно, — вздохнула Эми. Она нашла серебряную расческу с монограммой и начала приводить в порядок тяжелые светлые волосы.

— А где Лавиния и Антон? — спросила Герда. Эми заскрежетала зубами оттого, что имена произносились так, словно составляли неразделимое целое, но ответила:

— Они уехали на верховую прогулку.

Она действительно видела их, прогуливающихся бок о бок после ленча, и они очень подходили друг другу. Сегодня Антон едва удостоил Эми словом, будто они существа с разных планет. Все его внимание было направлено на Лавинию.

— Они скоро поженятся, — сказала Герда. — Пожалуйста, осторожнее! Вы выдергиваете волосы!

— Извините, — глухо откликнулась Эми. — Что заставляет вас думать, что они собираются пожениться?

Блондинка захихикала.

— О, эта мысль давно засела у Лавинии в голове. А что Лавиния хочет, то и получает!

— Думаете, Антон Зелл не скажет «нет»?

— А почему он должен говорить «нет»?

— Ну, возможно, он против брака.

— Против? — смутилась швейцарка. — Они оба богаты, красивы, с чувством стиля. Они принадлежат друг другу. Любой это заметит.

Эми сглотнула слюну.

— Да, полагаю, так. Но кажется, между ними есть различия.

— Вы говорите о новых технологиях? О, ерунда! Незначительное препятствие. Она приглашала его сюда вовсе не за этим, уверяю вас, Элзи.

— Меня зовут Эми. А зачем она приглашала его сюда?

— Разумеется, чтобы сделать предложение.

— О! В наши дни уже женщины делают предложение мужчинам?

— Ха-ха! Она умна, как сто чертей. Знаете, она даже получила лицензию на вождение вертолета!

Эми попыталась сконцентрироваться на густых волосах Герды.

— Да, я слышала.

— Мужчины подобны вертолетам. Вам просто нужно выучить, какие кнопочки нажимать и за какие рычаги тянуть, и вуаля, вы летите! — Она снова захихикала. — Это будет свадьба века. Помогите мне надеть халат.

Чувствуя, как внутри все ноет от негодования, Эми помогла Герде облачиться в цветастое розовое одеяние гейши. Блондинка выставила вперед свою высокую грудь и многозначительно погладила свои формы.