Сладкая горечь обмана

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Хэрри собрался испустить радостный вопль, но внезапно у него перехватило дыхание.

Под ближайшей к нему сосной что-то краснело. Это было тело его друга, страшное в своей неподвижности.

— Джейми! — отчаянный крик замер у него на устах. С трудом переставляя внезапно отяжелевшие ноги, Хэрри побрел к дереву.

Он не знал, как долго простоял над безжизненным телом Джейми, прежде чем упал на колени и попытался прощупать пульс.

Его не было.

Джейми погиб. Не стало веселого, смеющегося парня, который только что кричал от восторга, несясь с головокружительной скоростью по склону горы.

Слезы потекли по замерзшему лицу Хэрри. Сорвав очки, он отшвырнул их в сторону. Душераздирающий вопль вырвался из его груди.

Подняв на руки обмякшее тело лучшего друга, Хэрри начал мучительный спуск. Что он скажет друзьям? Родителям Джейми? Его сестренке? О господи, что он скажет Эмме?

И с каждым тяжелым шагом у него леденело сердце. Он подзадорил Джейми на спуск с горы. Теперь Джейми мертв, и в этом виноват он…

Вздрогнув, Хэрри проснулся и рывком сел в кровати. Он был весь в поту.

Опустив ноги на пол и упершись локтями в колени, он бросил затравленный взгляд на светящийся циферблат. Три часа утра. Ему удалось поспать три часа, прежде чем погрузиться в этот кошмар.

Проведя горячими, трясущимися ладонями по лицу, Хэрри попытался восстановить дыхание.

Все в порядке. Он не один. Он в Мельбурне. В комнате напротив спит Эмма. Как это ни утешительно, он знает, что кошмар будет снова преследовать его. Это единственная неделя в году, когда он не в силах вынести одиночество, несмотря на то, что это наименьшее наказание, которого он заслуживает.