Служанка в высшем свете

Глава 13

— Они опаздывают, — проворчал Макс, не в силах усидеть на месте.

Мистер Уимборн извлек свои часы и пристально посмотрел на Макса:

— Милорд, если я могу позволить себе совет…

Макс вздохнул:

— Я понимаю. Не давать Фарингдону повода думать, что меня можно чем-то вывести из себя.

Маленький адвокат кивнул:

— Совершенно верно, милорд. Фарингдон понятия не имеет, что вы здесь будете. Он знает только, что подано ходатайство о приостановке вступления во владение имуществом. Это дает вам фору.

Ричард подался вперед:

— Мистер Годфри Фарингдон тоже явится?

Уимборн пожал плечами:

— Без сомнения, мистер Блейкхерст. В конце концов, он — совершеннолетний бенефициарий. Лорд Фарингдон выступает всего лишь как доверенное лицо своей дочери.

Какая-то суматоха у входа заставила их насторожиться.

— Помните, милорд, надо себя контролировать! — прошипел Уимборн, поднимаясь. — Ах, милорд, добрый день! — И он низко склонился перед лордом Фарингдоном.

Фарингдон не утруждал себя вежливостью:

— Что это за чертовщина, Уимборн? Я получил письмо, где говорилось про приостановку… — Его глаза полезли из орбит. Макс повернулся на своем стуле и встал. — Что… что он здесь делает? Я думал, что это… приватная встреча заинтересованных сторон!

— Именно так, Фарингдон, — сказал Макс, сдерживая желание задушить ублюдка. — Я и есть заинтересованная сторона. Весьма заинтересованная.

— Немного поздновато, а? — с тупой ухмылкой вставил Годфри.

Фарингдон и Годфри устроились на стульях, которые подготовил для них мистер Уимборн.

— Возможно, вас не затруднит взглянуть на это, лорд Фарингдон и мистер Фарингдон?

Макс знал, что это за документы — заверенные копии первоначального завещания, оставлявшего все Верити.

Фарингдон швырнул их на стол, едва глянув:

— Это просто бумажки. Завещание, в котором мои сын и дочь названы бенефициарами, датировано более поздним числом. Леди Хилсден изменила свое мнение.

— Позволю себе не согласиться, милорд. Распоряжения, которые давала мне леди Хилсден, всегда были предельно четкими, и она всегда объясняла свои резоны. Когда я составил ее последнее завещание — то, в котором упоминаются мистер и мисс Фарингдон, она пояснила мне, что изменила его потому, что мисс Верити Скотт умерла.

Фарингдон беспокойно заерзал.

— Вы, должно быть, неправильно расслышали… Девушка вышла замуж за Блейкхерста.

Мистер Уимборн снова улыбнулся:

— Распоряжения были даны письменно. Может быть, вы потрудитесь прочитать ее письмо?.. В этом письме совершенно ясно утверждается, что вы, лорд Фарингдон, известили ее о мнимой смерти мисс Скотт.

— Чепуха! — рявкнул Фарингдон. — Я…

— Прислал ей письмо, в котором именно так и написано, — прервал его Макс. — Возможно, вам следует освежить свою память. Покажите им копии того письма, Уимборн.

Оба Фарингдона принялись читать, и их лица белели на глазах. Наконец лорд Фарингдон поднял взгляд и сказал:

— Вы ничего не докажете. Она умерла и похоронена. Никто не знает, что бы она сделала… она меняла завещание чаще, чем лошадей в своей карете, так что…

— Кроме того, стоит вопрос о вашем преступном небрежении обязанностями опекуна. — Макс едва сдерживался, чтобы не вскочить со стула.

Лицо Фарингдона приобрело серый оттенок.

— Преступном… — На мгновение показалось, что он сейчас упадет в обморок, но он справился. — Вздор. Сущий вздор…