Служанка в высшем свете

Глава 6

Макс вошел в библиотеку и вздрогнул, когда Ричард поднял голову, явно удивленный.

— Ну наконец-то! Чем это ты так долго развлекался у Фарингдонов? Я думал, ты гораздо раньше вернешься.

Макс виновато наблюдал, как Ричард выбрался из кресла и, прихрамывая, подошел к боковому столику. Полчаса. Полчаса прошло между рождением братьев, и в этом состояла разница между ними. И помочь тут нечем.

— Кое-что произошло, — сказал он. — Здесь все в порядке?

— А что здесь может быть не в порядке? — спросил Ричард, наливая в бокал бренди. — Ты хорошо себя чувствуешь, Макс? Ты выглядишь странно. Бренди?

Макс подергал галстук, вдруг ставший отвратительно тугим.

— Да. Да, пожалуйста. — Он подошел и взял у Ричарда бокал. — Как… твоя нога?

Брат уставился на него:

— Моя нога?

— Да. Твоя нога. Левая. Та, которую…

— С какой стати ты вдруг заводишь этот разговор? — Ричард отпил из своего бокала. — Все так же. Как ты себя чувствуешь?

— Хорошо, — солгал Макс.

Вернувшись, прихрамывая, к креслу, Ричард осторожно опустился в него.

— А выглядишь скверно. Что такое случилось, что выбило тебя из седла? Мисс Селия применила новый способ охоты на мужа и облила тебя желчью? Не говори мне, что ты сделал предложение этой крошке.

Дрожь искреннего отвращения сотрясла Макса.

— Нет. Все не настолько плохо.

Он подошел к окну и уставился на улицу. Брак с Верити будет не столь удручающим, как брак с Селией Фарингдон. Или он ошибается?

Дверь открылась, и в комнату вошел дворецкий Клипстон:

— Сообщение от леди Арнсворт, милорд.

Ричард взял записку у Клипстона и протянул ее Максу, как будто ядовитую змею.

— Как, черт возьми, Альмерия узнала, что ты вернулся? Эта женщина — ведьма. Ну, ты сам прочтешь. — Последние слова он произнес с заметным облегчением.

— О, ради бога! — взорвался Макс, отшатываясь к окну. — Я сказал ей все, что она должна знать. Чего еще она хочет? Прочитай, будь добр.

Подняв брови, Ричард сломал печать и развернул записку:

— «Девушка еще спит. Как ее зовут?»

Макс застыл на месте. Чертова девчонка! Неужели она вечно будет приносить ему неприятности, заставляя чувствовать себя полным негодяем?

Бормоча ругательства, он подошел к Ричарду, вырвал из его руки записку и шагнул к столу. Окунув перо Ричарда в чернильницу, он написал: «Верити Скотт». И, не говоря ни слова, запечатал записку и протянул ее Клипстону.

— Слушаюсь, милорд.

Как только дверь за сгорающим от любопытства дворецким закрылась, Ричард спросил:

— Какая к дьяволу девушка и почему она еще спит? — Он отпил глоток бренди.

— Верити Скотт. Моя невеста, — проинформировал Макс, игнорируя вторую часть вопроса.

Когда Ричард наконец обрел дар речи, он взбешенно прошипел:

— Бессовестный ублюдок! Макс, почему? Почему, черт подери, ты мне не сказал?

Стыд опалил Макса.

— Мне очень жаль, Рикки. Я… я знаю, после того, как убедил тебя оставить Оксфорд и вернуться домой… но ты не должен думать, что твое право на наследство от этого изменится…

— Что, черт возьми, ты говоришь? — прервал его рассерженный Ричард. — Пусть черт возьмет это самое мое право на наследство! Я хочу знать, почему мой единственный оставшийся в живых брат намеревается вступить в брак, далее не дав мне побыть шафером! Я могу, ты же знаешь, и эта чертова нога не помеха!

Несмотря на собственный гнев и растерянность, Макс усмехнулся: