Темный дар

ГЛАВА 14

— Не передумала, — заявила Джемма и одарила меня таким взглядом, что я понял: ее решение окончательно и бесповоротно. — Но если за тобой так старательно присматривают, тебе бы тоже стоило замаскироваться.

Когда двери лифта открылись на третьем подводном уровне, на нас нахлынуло шумовое цунами. Я нарядился рабочим приливной электростанции — на мне был синий комбинезон и вязаная шапочка, которую я натянул до самых глаз. Меня не так сильно волновало, что меня могут узнать посетители, но за десять лет после постройки торговой станции я успел познакомиться с большинством людей из обслуживающего персонала. Мы вышли на узкий мостик, который был подвешен на высоте четырех этажей над тем уровнем, где располагался салун. Джемма ахнула.

— Зачем нам нужно сюда?

— Это «Улей». Ты хотела снять здесь номер, помнишь?

Я указал в обе стороны от шахты лифта. Стены всех трех уровней были испещрены люками с окошками. Действительно, выглядело очень похоже на гигантские соты. Джемма не решалась ступить на мостик. Я объяснил:

— Если хочешь попасть в салун, нужно спуститься по мостикам и лестницам пешком. Три пролета.

Прошло немало лет с тех пор, как я побывал на этом уровне, но планировку помнил хорошо, поскольку мог беспрепятственно бегать здесь сколько угодно в то время, когда мой отец руководил постройкой торговой станции. В то время на всех четырех уровнях палубы для отдыха царили спокойствие и тишина. Внешне все осталось точно так же, вот только крики, гомон и звон пивных кружек уничтожили ощущение безмятежности и покоя.

Я прошел по первому, верхнему мостику, перегнулся через парапет и посмотрел на расположенный в самом низу салун. Там происходило непрерывное шевеление, как в колонии угрей, единственное отличие — вспыхивающие повсюду язычки пламени. Сигары, скрученные из водорослей, постоянно гасли, и приходилось прикуривать заново, поэтому столики были оборудованы большими встроенными зажигалками. У барной стойки посетители передвигались медленно, пошатываясь, задевали друг друга. Да, за богатенького топсайдера спекулянты и карточные шулеры могли и подраться.

— Что, засомневалась? — спросил я у Джеммы.

Она так зыркнула на меня, что стала похожей на рака-отшельника, защищающего свою ракушку.

— Пошли. Почувствуешь себя как дома, — шутливо проговорил я. — Столько народа, такой шум — прямо как на материке.

Но Джемма попятилась назад.

— В чем дело?

Она поежилась и указала на мостик. Стальная сетка, образующая мостик, была такой тонкой, что, хотя под ним пролегало еще два мостика, весь салун прекрасно просматривался. Из-за подвесных тросов и тонких поручней вся конструкция выглядела временным каркасом.

— Ты станешь самым легким человеком, когда-либо ступавшим на этот мостик.

Для наглядности я топнул ногой. Конечно, мостик завибрировал, но на самом деле это было хорошо. Все составные части торговой станции должны были иметь хоть какую-то подвижность. Порой — даже очень большую. Например, верхняя палуба должна была автоматически отсоединяться от нижних уровней, если в каком-то из них обнаруживалась течь. Но говорить об этом Джемме я не стал — понял, что ее эти факты не воодушевят.

— Послушай, это совершенно безопасно, — сказал я, переступив с ноги на ногу с такой силой, что все три мостика закачались.