Темный дар

ГЛАВА 20

— Жуть, как мне повезло, — буркнул Хьюитт и взял с тарелки крабью клешню.

— Слушай, не думал же ты на самом деле, что твои родители решат перебраться наверх? — спросил я, сев на две ступеньки выше Хьюитта. — Они не такие слабаки.

— Но мне не хочется каждый день работать на ферме, — проворчал Хьюитт. — Мало с меня уроков. Топсайдерам, — добавил он, указав на Джемму, — ничего делать не приходится. Нажмут на кнопочку — получают еду. Щелкнут клавишей — мусор убран. Повернут рукоятку — друзья в гости пришли.

— Правда? — спросила Зоя и легонько толкнула Хьюитта в спину.

Он тут же пересел на ступеньку выше, рядом с ней.

— Меня не спрашивайте, — пожала плечами Джемма. — Я не типичный топсайдер.

— Вот из-за этой ленивой жизни вся планета превратилась в свалку, — сердито сказал я. — Людям хотелось, чтобы все было легко и просто. И смотрите, к чему это нас привело.

— А чем ты отличаешься от других топсайдеров? — спросила Зоя у Джеммы.

— Я под опекой государства.

— И что? — спросил Хьюитт, повернувшись ко мне спиной.

— Ну… За проживание других детей в интернатах платят родители, — объяснила Джемма, — а меня то и дело переводят из спальни в спальню — туда, где в этом месяце есть свободная кровать. — Она поспешно продолжила: — Это ничего, нормально. Чаще всего меня селят с девочками помладше, а они славные, смешные. — Она усмехнулась. — Я шестилеток обучила всем плохим словам, какие только знаю.

— Пожалуйста, только не надо… — вырвалось у меня.

А Зоя вскрикнула:

— И меня научи!

— Не надо учить таким словам Зою, — в отчаянии закончил я начатую фразу.

Зоя обняла Джемму.

— Мама с парой тебя удочерят! Им всегда хотелось иметь больше детей, правда, Тай? Правда-правда, — кивнула она, словно я сказал «да». — Но только они не стали заводить еще детей, потому что мама здорово испугалась, когда Тай лежал в больнице.

Хьюитт начал сосредоточенно катать по тарелке горошины.

— Спасибо, — с улыбкой проговорила Джемма. — Я собираюсь жить со своим братом.

— Когда еще ты его найдешь? — пожала плечами Зоя. — А если он вообще не на Придонной территории?

С горечью взглянув на меня, Джемма сказала:

— Я уверена в том, что он был здесь. Просто я не знаю, чем он сейчас занимается.

— Ну ладно, хватит об этом, креветка, — сказал я сестре.

Мне хотелось отвлечь Зою от разговора о брате Джеммы и еще хотелось услышать, о чем взволнованно говорили взрослые в соседней комнате.

Отчетливо донесся гневный голос Раджа Дирани.

— Депутат Таппер сказал: «живыми или мертвыми». Когда в следующий раз кто-нибудь заметит «Призрак», я предлагаю торпедировать эту субмарину.

— Сейчас вернусь, — сказал я и поставил тарелку на ступеньку.

Я тихо прошел по коридору и, проскользнув в кухню, притаился в уголке, подальше от родителей. Они могли решить, что я еще мал для таких разговоров. Взрослые уже не заполняли кухонные шкафчики продуктами, а стояли, образовав круг.

— Ты мог бы их убить без суда и следствия? — возмущенно спросила моя мать. — Даже если это одобряет депутат Таппер, это слишком жестокая справедливость, а значит, не справедливость вовсе.

— Если мы начнем игнорировать закон, — поддержал ее отец, — наше сообщество станет недостойным сохранения. Я готов вступить в ополчение — если только наша цель будет заключаться в том, чтобы разыскать бандитов и сдать их с рук на руки морским рейнджерам.