Темный дар

ГЛАВА 20

— Зачем?

— Окажи мне такую любезность.

Меньше всего мне сейчас хотелось оказывать любезности доку.

— Я нашел «Сиблайт», — сообщил я.

Док резко глянул на меня. Видимо, мой взгляд сказал ему, что я не собираюсь отступать.

— Тюрьма не замаскирована, ни от кого не спрятана, — более или менее спокойно проговорил док и взял со стола тарелку с едой.

— Это была вовсе не тюрьма, — не скрывая злости, сказал я. — Это была исправительная колония.

— Теоретически — да, — пожал плечами док. — Если бы ты увидел этих мальчишек, ты бы понял. Все до одного общественно опасные преступники.

— Это были всего-навсего подростки, — возразил я. — Младше меня. А власти держали их на дне моря в наручниках.

— Что ты хочешь сказать?

— Вы лжете, называя «Сиблайт» тюрьмой. Вы прикрываете то, что натворило правительство.

Док выронил тарелку, она звякнула о кухонный стол.

— Думаешь, я не хочу говорить о том, что там произошло? Думаешь, я не пытался? — Его темные глаза сверкнули. — Пять лет назад Содружество снабдило материалы об инциденте в «Сиблайте» грифом «Совершенно секретно», и если кто-то брал на себя смелость заговорить об этом, он лишался всего, что было для него дорого. Меня понизили в должности и дискредитировали. Так что не читай мне нотаций насчет честности, Тай. У всех нас есть свои тайны.

Я растерялся, но пока не видел причины прекращать разговор.

— Брата Джеммы отправили в «Сиблайт». Док сильно побледнел.

— Как его звали?

— Ричард Стрейд.

Взгляд дока вдруг стал печальным. Он опустил глаза и потер израненную руку.

— Вы его помните. Он теперь в шайке «Сиблайт»? — спросил я, озвучив тревогу, не покидавшую меня с того момента, как Джемма нашла свою фотографию на стене в спальне подводной тюрьмы.

— Нет, — выдавил док и грустно добавил: — Он был тем самым старателем, которого они убили.

Меня охватила такая тоска и стало так гадко, словно меня уколол ядовитым шипом иглобрюх. Было жалко веснушчатого парнишку с фотографии, но еще сильнее я жалел Джемму.

— Компьютер завершил идентификацию час назад, — проговорил док тихо, не глядя мне в глаза. — Данные ДНК Ричарда Стрейда хранились в системе, потому что он несколько лет находился в правительственном учреждении — исправительной колонии.

— Видимо, он бежал вместе с остальными, — сказал я наугад, пытаясь сложить вместе кусочки головоломки. — А потом пошел своей дорогой и стал старателем. Но что случилось дальше? Члены шайки решили, что ему нельзя доверять?

— Он мог знать их настоящие имена, — предположил док.

— И они выследили его и убили.

При мысли об этом мне стало тошно. Может быть, не стоило ничего рассказывать Джемме. Пусть верит, что ее брат жив. Что с того, что она не может его разыскать?

— Как мы с тобой только что поняли, лучше быть честным, когда можешь, — сказал док, словно прочел мои мысли. — Приведи ее сюда, я все ей сам скажу.

— Не надо, — прозвучал у меня за спиной негромкий голос— Я все слышала.