Темный дар

ГЛАВА 21

По пути до нашего дома Джемма сидела тихо и была похожа на морскую лилию — неподвижную, бледную и хрупкую. Мама с папой всю дорогу озабоченно перешептывались и переглядывались. Док все рассказал им, кроме того, что Джемма находится в розыске. Док свое слово сдержал и не выдал тайну Джеммы. Впрочем, это уже не имело значения. Как только мы выбрались из субмарины в бассейне, зазвонил видеофон. Отец ответил на звонок, и на экране появилось женское лицо.

— О нет! — Джемма спряталась у меня за спиной. — Это мисс Спиннер. Та самая, которая вечно меня переселяет из спальни в спальню.

Я удивленно уставился на экран видеофона. Почему-то я думал, что директриса интерната — из новых пуритан. Господи, как же я ошибался. Мисс Спиннер представляла собой совершенно иную разновидность топсайдеров. Она ликвидировала в своей внешности все естественное. Ее тугие кудряшки были выкрашены во все цвета радуги, совсем как чешуя рыбы-попугая, а черты лица выглядели так, словно их нарисовали пастельным мелком. Мне было противно на нее смотреть.

— Вы Джон Таунсон? — спросила мисс Спиннер необычайно любезным голосом, но меня ее любезность не обманула.

— Да, — ответил отец. Похоже, он тоже сразу понял, что за птица эта мисс Спиннер.

— Я Эвдора Спиннер, директор интерната «Эльмира», — сообщила мисс Спиннер и притворно улыбнулась. — Сегодня вечером мне позвонил рейнджер Граймз. Он говорит, что у вас, вероятно, гостит одна из наших воспитанниц.

Отец поманил к себе Джемму. Мне хотелось схватить ее за руку и спрятать, но я понимал, что родители не пойдут на обман.

Медленно, словно к ее ногам были привязаны гири, Джемма подошла и встала перед экраном.

— Здравствуйте, мисс Спиннер.

— Джемма, — укоризненно проговорила директриса, — как ты могла так меня напугать?

Джемма лишь смотрела на нее, но ничего не ответила.

— Что ж, хорошо, что учителя запомнили все твои вопросы насчет Придонной территории. — Мисс Спиннер изобразила сострадательную улыбку, — Насколько я понимаю, ты не разыскала своего брата?

Джемма потупилась и стала внимательно разглядывать ногти.

— А ты не подумала о том, что он, может быть — да, может быть, он не хочет, чтобы ты его нашла. — Мисс Спиннер сделала вид, что задумалась, и скрестила пальцы. — Шесть месяцев назад Ричарду исполнился двадцать один год. Джемма, дорогая, думаю тебе пора смириться с суровой правдой жизни: если бы он хотел стать твоим законным опекуном, он бы сам пришел за тобой. — Она театрально вздохнула. — Не знаю, как тебе только удается год за годом тешить себя иллюзиями и верить, что твоему брату есть дело до тебя, — притом, что он не навещал тебя с тех пор, как тебе исполнилось двенадцать.

— Я вам причинила много неприятностей, да, мисс Спиннер? — спросила Джемма, разыгрывая угрызения совести, но я видел, что она сжала кулаки за спиной. — Я очень надеюсь, что из-за меня вас не переместили вниз в списке очередников на получение жилья. Я знаю, как вам хочется выбраться из вашей тесной квартирки.

Мисс Спиннер возмущенно взвизгнула. Куда девалась вся ее показная вежливость.

— О нет! Вас все-таки отодвинули в списке?! — с притворным ужасом воскликнула Джемма. — Мне так жаль!

— Жаль? — прошипела директриса, и ее разноцветные кудряшки задрожали. — Меня смещали на один пункт вниз за каждый час твоего отсутствия. Ты уж мне поверь, милочка, слово «жаль» перейдет в совершенно новое измерение, когда ты вернешься.