Тест для убийцы

35

Утром Мэри обнаружила Брайана на узком балконе их номера. Он сидел на пластиковом стуле и смотрел на суетливое движение на шоссе. Девушка присела рядом, и они молча стали наблюдать за приходом серого утра в рассеявшихся лучах раннего солнца.

— Все закончилось, правда? — спросила Мэри.

— Ровно шесть недель прошло, — ответил он. — Сегодня последний день.

Никто из них точно не знал, в чем смысл этой даты. Но сегодня должно было случиться нечто — возможно, нечто ужасное. И всего-то требовалось догадаться, что именно. Только так они могли остановить происходящее, вновь обратившись к подсказкам по делу Полли, которые прислал Уильямс.

Полли — это Дианна. Дианна — это Полли.

После того как все трое приняли душ, студенты сошлись на том, что стоит вернуться в центральную среднюю школу Кейла. Даже если Бетани Кавендиш участвовала в заговоре, она вполне могла навести их на какой-нибудь новый след. По мнению Дэнниса, ключом к разгадке являлась книга Уильямса. Если бы им удалось расшифровать ее, они смогли бы разобраться в текущих событиях. В итоге было решено, что на сей раз разговаривать с Бетани будет Дэннис. Он покажет учительнице книгу и попытается узнать, что это за фальшивка и в чем ее смысл.

Они приехали на место раньше восьми. Занятия в школе еще не начались. Учащиеся подъезжали к стоянке на своих машинах: на пикапах с низкой посадкой, выкрашенных в кричащие цвета; на спортивных автомобилях, ослепительно сверкавших хромом. Брайан и Мэри ждали Дэнниса на улице под вездесущим американским флагом.

— Что ты о нем думаешь? — спросил Брайан.

— О ком?

— О Дэннисе. Он тебе нравится?

— Я когда-то встречалась с ним, — сказала Мэри. Теперь не было смысла скрывать это от Брайана.

— Я знаю.

Они замолчали, и разговор повис в воздухе. Мэри сидела на бордюре, а Брайан гонял ногами камешки по асфальту. На часах было 8.15. Лекция доктора Кизли в университете наверняка уже началась. Там студенты обсуждали «Стеклянный город», анализируя последние дни Квинна, дискутируя о значении красного блокнота, в который главный герой записывал основные события своей жизни. Экзистенциализм и все в таком духе. Смысл всего, что реально. «Записать какую-то мысль — значит сделать ее частью реальности, — говорил им Кизли. — Действия Квинна — это противостояние идеям собственного внутреннего мира. Продолжая вносить записи в красный блокнот, он тем самым признает, что его интересуют факты, а не вымыслы. Таким способом Квинн приносит в настоящий мир подробности собственной гибели».

— Я заметил по вашему поведению, — продолжал Брайан. — Ничего страшного. Не волнуйся. У всех есть прошлое. Я не ревную тебя.

Улыбнувшись, он шутливо ткнул ее в плечо.

Мэри, покраснев, отвернулась.

— Да не было… — Она раздумывала, каким словом закончить. «Ничего», наверное, вполне подходило, но Мэри знала, что Брайан сразу ее раскусит.

На другом конце площадки она заметила двух школьников, покидавших школьный двор. Они шли торопливо, опустив головы, и направлялись в лес неподалеку от школы. «Прогуливают», — подумала Мэри. У одного из них была светлая шевелюра. Когда он повернулся, чтобы проверить, не преследуют ли их, Мэри сразу узнала его.

Она видела этого мальчика на одной из фотографий в доме Коллинзов. Он был одним из внуков.

— Я знаю этого парня, — сказала она Брайану.

Он посмотрел в сторону школьников, но те уже спустились с холма и скрылись из виду.

Сначала Мэри пришла в замешательство. Но чем дольше она сидела на месте, тем сильнее сомневалась в том, что ее снова проверяют на прочность. Может, Уильямс пытался сказать им что-то еще? Или это новый поворот сюжета?

Мэри предупредила Брайана, что сейчас вернется, и побежала к кромке леса. Среди темных деревьев она заметила небольшую поляну, которая, казалось, открывалась на вершине холма. Окутав деревья, на землю опустился легкий туман. Мэри шагнула в глубь леса, однако мальчиков так и не нашла.

— Ау! — позвала она. Бесполезно. Ушли. Наверное, уже добрались до шоссе. Где-то вдали гудела автострада № 64 и грохотали огромные грузовики, проезжавшие мимо Кейла на пути в Индианаполис.

Вдруг раздался шорох. Совсем рядом, справа от Мэри.

Повернувшись, девушка заметила, как что-то зашевелилось. Там кто-то был.

— Ты здесь? — позвала Мэри.

И вновь какое-то движение. Затем Мэри увидела мальчика. Его светлую шевелюру. Стоя в клубах тумана, он казался призраком. Рядом были его товарищи.

— Что ты тут делаешь? — обратилась к нему Мэри.

34 36