Тест для убийцы

39

Они ходили по рядам взад и вперед, проверяя как можно больше гаражей в поисках каких-либо признаков, намекавших на необычное содержимое. Все трое знали, что их сюда направили. Сомнений не оставалось. Тому виной события последних двух дней. Но именно здесь зародилось новое сомнение: где искать? В этом месте находилось примерно пять тысяч гаражей — слишком много, чтобы осмотреть каждый в отдельности.

Дэннис предложил встать точно на то самое место, откуда Уильямс снимал гаражи, и посмотреть на склад. Студенты пытались вспомнить, как именно выглядела фотография, но это оказалось не так просто, особенно после всего, что произошло за последние двое суток. Ребята перешли через дорогу и остановились на площадке перед небольшим белым домиком, обитым досками. Никто из них не сомневался, что Уильямс снимал именно здесь. Отсюда просматривались оба ряда гаражей. Фотографировали сбоку, так, чтобы крайний восточный ряд оказался на переднем плане.

— Вон тот, — сказал Дэннис, сложив руки биноклем. Он указывал на один из гаражей.

— Который?

— Тот, что в середине. Он был точно по центру снимка. Наверняка профессор пытался указать на него.

Студенты пошли строго по прямой, стараясь не отрывать взгляд от дверей гаража, который приметил Дэннис. Подойдя ближе, Брайан дернул за рычаг.

Заперто.

Мэри прислонилась спиной к двери. Она почувствовала себя настолько уставшей, настолько измученной, что была готова лечь на гравий и проспать лет сто.

Брайан направился вдоль ряда, который состоял примерно из сотни гаражей, нажимая на все рычаги.

— Брайан, — прошептала Мэри. Она слышала, как парень рычал, каждый раз надавливая на неверный рычаг. Рык получался какой-то гортанный, почти звериный.

Дэннис сидел рядом на корточках, подбрасывая в воздух камешки. Солнце стояло высоко и палило нещадно. Мэри все еще чувствовала на языке металлический привкус гравийной пыли.

— Он ведь должен быть тут, верно? — спросил ее Дэннис.

— А зачем еще Уильямс показывал нам эти фотки? Зачем…

— Нашел! — закричал Брайан по ту сторону стены.

Они обежали первый ряд гаражей и нашли Брайана в середине другого ряда, который Уильямс снял на заднем плане. «Чтобы запутать нас, — подумала Мэри. — Чтобы мы решали загадку чуть дольше».

Брайан стоял перед закрытым гаражом.

— По-моему, это то, что нам нужно, — сухо заметил Брайан.

Все трое отступили назад и посмотрели на дверь. У Мэри перехватило дыхание, и она снова едва не задохнулась в пыли. На двери распылителем были выведены две огромные красные буквы: СП.

Дэннис открыл дверь.

Внутри за небольшим столом сидел Леонард Уильямс.

Под ним оказался стул на колесиках, который вполне мог быть из Восточного зала. Руки профессора были связаны за спиной. На столе размещалась пишущая машинка с заправленным листом бумаги.

— Профессор Уильямс? — позвала Мэри.

Мужчина сидел, опустив голову, а изо рта торчал засаленный кляп. Уильямс так и не поднял головы, чтобы посмотреть на своих студентов, но было видно, что он жив: когда через открытую дверь его лица коснулся солнечный луч, профессор заморгал.

В душе у Мэри не осталось ничего, кроме дикого, необузданного страха. Взяв девушку за руку, Брайан подталкивал ее внутрь.

Они вошли в гараж. Уильямс продолжал смотреть в пол. Судя по всему, на профессора кто-то напал. Под правым глазом красовался внушительных размеров синяк.

Все трое приблизились к Уильямсу, но он не заметил их присутствия. Его глаза все так же смотрели вниз на бетонный пол.

— Машинка!.. — прошептал Дэннис. Студенты обошли стол и взглянули на лист бумаги. Когда Мэри увидела, что там написано, ноги ее подкосились, и Брайану пришлось подхватить девушку.

— Я хочу домой, — произнесла Мэри, совершенно не осознавая, что говорит вслух. Она вымолвила лишь вереницу слов, своего рода отражение собственного страха. Просто разум Мэри, скованный безжалостным ужасом, получил непроизвольно озвученный сигнал бедствия.

На странице было напечатано: «Во имя». Снова и снова, пока на белом листе больше не осталось места.

Во имя во имя во имя во имя во имя…