Тест для убийцы

43

— Я… я только… — запиналась Мэри. — Профессор Уильямс ведет у нас логику, и он взял у меня одну бумажку, которая мне очень нужна.

— Разве сегодня не конец семестра? — спросила Полли. На женщине было пальто горохового цвета, и она стояла, скрестив руки, закрываясь от пронзительного ветра. По мнению Мэри, Полли не выглядела на сорок лет. Она держалась совсем как молодая девушка, но на лице ее отпечатались долгие годы тяжелых испытаний. Полли держала на поводке собаку. Протянув руку, она прищепкой прикрепила поводок к натянутой между кленами бельевой веревке.

— Да, конечно, — пустилась в объяснения Мэри, — но я получу «неуд», если не сдам работу до конца каникул.

— А-а, — произнесла Полли. — Вы знаете, где лежат ваши вещи?

— Да. По-моему, профессор говорил, что оставит бумаги у себя в столе.

— Тогда пойдемте, я вам открою. Папа мотается неизвестно где. Но все важные документы он хранит в кабинете, поэтому ваши вещи должны быть где-то среди его хаоса.

Полли открыла заднюю дверь, и они вошли в дом. Женщина стала убирать посуду, расставленную по всему столу, а Мэри направилась в кабинет. Проверив, не следит ли за ней Полли, девушка принялась обыскивать стол Уильямса.

«Какого черта ты ищешь?»

Мэри сама не знала. Открыв ящики, она порылась среди бумаг, не сводя глаз с Полли в другой комнате. Снаружи, пересекая последние солнечные лучи уходящего дня, плыли облака, и вновь на столе блеснул тот предмет.

Мэри заметила его в самом центре стола. Пресс-папье.

Пресс-папье прижимало манильский конверт. Когда Мэри извлекла его, из соседней комнаты раздался голос Полли:

— Вам нравится, как преподает папа?

— Да, конечно, — отозвалась Мэри. — Он такой… интересный лектор.

— Некоторые говорят, что его курс странный. Он никогда не рассказывает, что читает, но я знаю, что папа любит головоломки. Он у меня из тех людей, которые никогда не отвечают на вопрос прямо, а вынуждают тебя саму догадаться. Папа всегда был таким.

— Ага, — сказала Мэри рассеянно. В конверте оказалась адресованная ей записка.

В конверте Мэри обнаружила две уже знакомые фотографии: красная «хонда-цивик» и черный лабрадор. И больше ничего.

— Ну что, нашли? — спросила Полли, стоя в дверях. Она протирала тарелку посудным полотенцем. У Полли были длинные темные волосы, и Мэри посмотрела женщине в глаза. В них она увидела отпечаток нескончаемой затаенной боли.

— Вот, — ответила Мэри, поднимая конверт.

— Отлично. Отец вечно устраивает у себя такой кавардак, и вам крупно повезло, что вы вообще здесь что-то раскопали. Каждый раз, как я приезжаю домой погостить, мне почти все время приходится за ним прибираться.

Полли проводила девушку до входной двери. Мэри хотела так много спросить у нее, но, конечно, не могла. Когда она шла к машине, Полли сказала ей в след:

— Удачных каникул.

— Спасибо, — сказала в ответ Мэри.

Полли закрыла дверь и включила фонарь на крыльце. Темнело.

42 44