Тест для убийцы

24

Мэри спала, когда к ней постучался Брайан. Был уже двенадцатый час ночи, а возможно, и того больше. Мэри вскочила, ударившись головой о перекладину под верхней кроватью. Она спала на нижнем ярусе, потому что правила внутреннего распорядка предписывали устанавливать в комнатах общежития двухъярусные кровати. «На всякий случай, — сказал ей один из преподавателей. — Вдруг что-нибудь произойдет, и вам придется подселить соседку».

Брайан нервно расхаживал в коридоре.

— Стряслось тут кое-что, — сказал он, когда девушка открыла дверь.

Уже в комнате Мэри приготовила Брайану чашку дешевого «Липтона». Но к чаю он так и не притронулся. Внимание Брайана блуждало где-то далеко. Он был не в силах усидеть на месте, хотя Мэри выдвинула для него стул. Брайан мог лишь ходить из угла в угол, меряя шагами комнату, и трясти головой, словно пытаясь избавиться от нежеланных мыслей.

— Во-первых, — сказал он, — Уильямс написал книгу о девушке, про которую рассказывал детектив. О Дианне.

— Что?

— Именно так, — ответил Брайан. — А вот самое интересное.

Он вытащил из своей сумки книгу и передал Мэри. Брайан держал книгу так, как будто ее наэлектризовали и она содержала некую смертоносную силу. На обложке «Исчезновения» был изображен дом на границе кукурузных полей под черным, как смоль, зловещим небом. Автором значился Леон Уильямс.

— Загляни внутрь, — сказал Брайан. — Пролистни страницы.

Мэри последовала его совету.

Когда под ее большим пальцем зашуршали листы, Мэри почувствовала, как сердце забилось в неровном, прерывистом ритме, совсем как в тот день, когда она подобралась совсем близко к разгадке Полли.

Предложения были только на нескольких первых страницах, на остальных же оказалась какая-то несуразица — до самого конца книги друг за другом громоздились всего два слова: «во имя». Страница за страницей все было исписано лишь двумя словами: «во имя во имя во имя во имя».

— Но зачем? — единственное, что сумела вымолвить Мэри.

— Не знаю, — признался Брайан.

— А вдруг это опечатка? Издательский брак?

— Я тоже так подумал. Потому и проехал до самого Кейла, чтобы попасть в местный колледж. А там закрыто. Пришлось упрашивать библиотекаря, чтобы впустил меня. В той книге то же самое. Несколько страниц текста, а потом… — Брайан пролистал страницы вслед за Мэри, — вот это. Две одинаково бракованные книги? Вряд ли.

— Что это значит, Брайан?

— Думаю, проделки Уильямса, — ответил он. — По-моему, это его работа. Он пытается определить, как далеко мы сможем зайти. Старается сбить нас со следа. Все это — часть его игры.

Мэри поразмыслила над таким объяснением.

— Но курс завершился.

— Что?

— Я нашла разгадку. Уильямс упоминал какой-то склад, и я вспомнила одну из предыдущих подсказок. Похитителем был Свин. Полли у него.

Брайан казался растерянным, словно никак не мог осмыслить ее слова.

— И еще кое-что, — сказала Мэри.

— Что именно?

— Ну… просто…

— Выкладывай, Мэри.

— Просто найти ответ оказалось слишком легко. Как будто Уильямс хотел, чтобы так и вышло. После всего, что произошло, после всех этих игр, зачем ему подсказывать нам правильный ответ?

— Может, ответ неправильный, — сказал Брайан.

— В смысле?

— Ну, может, здесь есть нечто большее. Может, загадка намного сложнее.

Мэри задумалась над его словами.

— Но было видно, — произнесла она, — что ответ верный, Брайан. Профессор говорил таким голосом, вышел из аудитории такой походкой, как будто его… шокировали.

— Мэри, ты же сама сказала, — настаивал Брайан. — Тебе показалось, будто что-то не так. По-моему, тоже. А что с той девушкой, с Дианной Уорд? И к чему тут книга? Какую роль они играют?

— Ты знал, что его жена написала мне записку? Призналась, что она не… что все неправда.

— Записку?

— На воскресной вечеринке.

— Ты туда ходила?

— Да, — ответила Мэри. Она почувствовала, что краснеет; ей стало стыдно за то, что она не рассказала об этом Брайану.

— Она пыталась мне что-то передать, — продолжила Мэри. — Пыталась привлечь мое внимание, а я ее не слушала. Думала, все это — часть вымысла. Но сейчас… сейчас уже сомневаюсь.

И вновь Мэри почувствовала знакомую тревогу, которая сопровождала ее все время. Странное ощущение постепенно овладевало ею — как одержимость Стиллманом захватывала Квинна в «Стеклянном городе», — и как Мэри ни сопротивлялась, тревога возвращалась, заставляя переосмыслить все, что казалось правдой всего семь часов назад.

— Что же делать? — недоумевала Мэри.

23 25