Тест для убийцы

7

— Логика подсказывает вам, — вещал профессор Уильямс в понедельник, — что Майк и похитил Полли. По наведенным справкам, его несколько раз арестовывали. Вождение в нетрезвом виде. Пребывание в состоянии опьянения в общественном месте. Хранение марихуаны. И прочие невинные забавы. Но есть в нем что-то угрожающее. Нечто темное и непостижимое. Нечто потаенное. Вы уже видели фото человека, который согласился сняться для моего эксперимента. Я выбрал именно этого актера, потому что в повседневной жизни он задумчив, нередко погружен в собственные мысли. Как вам кажется, он похож на думающего человека?

С минуту группа молчала, затем двое или трое студентов пробормотали: «Да».

— Да? — оживился Уильямс. Впервые он вышел из-за подиума мягкой походкой, выставив вперед руки и осторожно ступая по направлению к слушателям. — Конечно, логика проводит четкую линию от Полли к Майку и брошенной машине на Стрибблинг-роуд. И ваш разум — ваша интуиция — указывает направление событий. Интуиция заполняет пробелы. Если что-то непременно должно соответствовать некой модели, то мозг восстанавливает неизвестное, и у вас возникнет стойкое предубеждение относительно других возможных вариантов.

Профессор написал на доске два слова: «непреодолимое невежество».

несомненно,

— А как же фактор случайности? — спросил Дэннис. Он писал в блокноте с отрывными страницами, который положил на портфель.

Мэри заметила, что Дэннис загорел, и ей стало любопытно: ездил он в выходные куда-нибудь с друзьями из братства или… с Саванной Клепперс.

— Что вы имеете в виду? — отозвался Уильямс.

— Ну а если похищение совершил кто-нибудь из приглашенных на вечеринку? Какой-то парень замечает Полли, она ему нравится, поздно вечером он подходит к ней с предложением встретиться где-нибудь неподалеку от Стрибблинг-роуд. Полли приходит на встречу, и он ее… — Дэннис не сумел закончить, просто не мог вымолвить то слово.

что,

— Крадет, — пересилил себя Дэннис. Он произнес слово шепотом, так тихо, как будто у него просто першило в горле.

— Конечно, случайность всегда возможна, — сказал Уильямс. Он спустился за подиум. — Но в скольких преступлениях злодеем оказывается человек, который был вне поля зрения жертвы? Попробуйте догадаться.

— В двадцати процентах случаев, — сказал кто-то.

— Меньше, — ответил профессор.

— Десять процентов, — предложила Мэри.

— Меньше.

— Пять.

— Всего в двух процентах случаев, — объявил Уильямс. — Два процента. То есть из пяти тысяч подобных преступлений лишь пятеро случайных подозреваемых являются преступниками. Так что преимущество не в вашу пользу, мистер Флаэрти.

Вновь крутнувшись на каблуках, Уильямс развернулся к доске. Под уже написанным он вывел еще два слова: «tu quoque».

— По латыни — «ты тоже», — объяснил профессор. — Согласно этому заблуждению, если ваша теория неверна, то моя также может быть ложной. — Уильямс улыбнулся и наклонился вперед к кафедре. — Если вы промахнетесь, Полли умрет.

Некоторые студенты засмеялись. Очевидно, для них лекции профессора постепенно превращались в шутку. В игру. Мэри подумала о статье, о поступке Уильямса. Уставившись на профессора, она никак не могла разглядеть в нем человека, намеренно укравшего слова и мысли другого ученого. При этом зная наверняка, что профессор все же украл чужие идеи.

— А как быть с отцом? — спросил Брайан Хаус. Он почему-то пересел на ряд вперед и находился теперь прямо позади Мэри. Ей хотелось узнать, пытался ли Брайан всего лишь смутить ее такими вопросами или, может, думал о том, что она сказала ему субботним вечером на виадуке.

— А-а, — воскликнул Уильямс, — старый добрый папочка. А что в нем особенного? Обыкновенный школьный учитель. Преподает природоведение в начальных классах местной школы. Человек с избыточным весом. Что еще?

— У того мужчины на фото — у вашего актера — на руке солдатская татуировка, — сказал Дэннис. Мэри стало стыдно — татуировку на снимке она не заметила. Ей вдруг показалось, что она настолько отстала от всех, что уже не нагонит. Пока Мэри охотилась за глупыми теориями заговора с участием Уильямса, вся остальная группа размышляла над заданием.

— Он последний, кто ее видел, — заметила девушка, сидящая рядом с Мэри.

Мэри понимала, что если сейчас промолчит, то день пройдет зря, и в итоге за эти две недели она не продвинется ни на шаг.

— Смотрит Леттермана, — сказала Мэри.

Несколько человек на задних рядах засмеялись, но девушка говорила серьезно. Это был жест отчаяния, и она снова почувствовала, что краснеет.