«Тирпиц». Боевые действия линкора в 1942-1944 годах

Глава 12 ГИБЕЛЬ ФЛОТА

В этой книге было показано, что во время самого крупного рейда германских надводных кораблей «Гнейзенау» и «Шарнхорста» эти мощные суда не осмеливались приближаться к конвою, а удовлетворялись потоплением малых и недорогих судов. Будь у них авианосец, они могли бы сами выбирать себе жертву среди конвоя и решать, подходить ли к ней и обстреливать из орудий или же, находясь в отдалении, атаковать торпедоносцами или бомбардировщиками.

Итак, когда мы вспоминаем историю «Тирпица», видим медленно переворачивающийся корабль, окруженный всплесками воды и окутанный дымом от разрывов бомб и снарядов, кажется, что потопить линкор было не слишком и сложно.

А ведь это был завершающий момент операции, которая потребовала длительной подготовки, и все могло бы закончиться по-другому, если бы германские истребители при Бардуфоссе использовали все свои возможности.

Не успел «Тирпиц» сойти со стапелей, как англичане принялись разрабатывать планы его потопления с помощью бомб «толбой», 2-местных управляемых торпед, мини-подлодок и артиллерии. На подготовку уничтожения «Тирпица» ушло пять лет, и, когда он наконец был потоплен, это стало одной из побед, новости о которых приходили со всего мира и которые кажутся второстепенными событиями по сравнению с теми огромными усилиями, которые затратили союзники для победы над Германией и Японией.

В этих обстоятельствах существует опасность, что роль «Тирпица», линкора, почти никогда не выходившего в море, будет недооценена, особенно на фоне того превосходства в качестве и количестве оружия, которое имели союзники в конце войны.

Но необходимо взглянуть на этот вопрос с другой стороны, вспомнив самое начало войны, когда у союзников ни в качественном, ни в количественном отношении не было оружия, необходимого для борьбы с этим гигантским кораблем, когда они были очень слабы на земле и на море. Именно с этой точки зрения и следует рассматривать историю борьбы с «Тирпицем». Это было время, когда опасность и напряжение ощущались особенно остро, а события развивались совсем не так, как бы нам хотелось. Это время преподнесло нам уроки, из которых необходимо извлечь выводы на будущее, поскольку Англия всегда вступала в большие войны очень слабой на суше, на море и в воздухе, и в следующей войне, если она разразится, вряд ли будет по-другому.

Поэтому в первой половине Второй мировой войны англичанам пришлось искать технологии, которые можно было бы применить сразу же в 1939–1942 гг., когда единственный большой вражеский корабль мог оказать влияние на ход всей войны, оправдав стоимость своей постройки, огромный экипаж и большое число портовых рабочих, обслуживавших его.

Уже тогда высказывалось мнение, что потеря хотя бы одного конвоя в Мурманск могла на месяц отдалить конец войны. Так было до декабря 1943 г., когда маятник войны качнулся наконец в нашу сторону и, постепенно убыстряя темп, ситуация начала для нас улучшаться. Еще более справедливым это было для первых лет войны, еще до Сталинграда, Аламейна и Гвадалканала. В ту пору на каждый конвой ложился почти невыносимый груз ответственности. Успешный проход в августе 1942 г. конвоя на Мальту, например, наверняка сократил войну на несколько месяцев, поскольку, сохранив Мальту, англичане спасли Египет, а высадка союзных войск в Северной Африке происходила бы в совсем других условиях, и немцы и французы армии Виши могли бы сопротивляться гораздо дольше, если бы у них за спиной не было Монтгомери и 8-й армии.