Угасающее солнце: Кутат

9

Вдали уже показались палатки в вечернем воздухе. Дункан выдохся окончательно, все органы чувств отказали ему и единственное, что соединяло его с реальностью, это прикосновение к горячей бархатной спине дуса.

Он воспринимал мир только через восприятие дуса… присутствие Ньюна… а вот темное непроницаемое пятно… это Рас Кон-Нелан. Именно она вносила холод, мрак и тревогу в его душу.

— Идем, — немного погодя сказал он. — Неужели я не смогу добраться до места, которое уже видно. Или идите вперед и пошлите кого-нибудь навстречу мне. Ньюн не обратил внимания на его слова. Дункан обнял онемевшей рукой шею дуса. Его зрение, наконец-то, прояснилось полностью. Ньюн стоял на коленях возле него. Рас неподвижно возвышалась над ними.

— Дункан, — снова позвал его Ньюн.

Почему они не оставят его в покое, — по-детски обиженно подумал Дункан. Почему они не позволят ему идти самому? Так, как ему хочется? Как ему по силам? Но он и сам знал, почему. Ньюн подхватил его под мышки и поставил на ноги. И Дункан не упал, он даже пошел, неуверенно передвигая ногами. Он шел, закрыв глаза и повинуясь импульсам дуса. Когда же он утрачивал способность воспринимать и их, он ощущал руку Ньюна у себя на локте. Во рту появился медный вкус крови. Он закашлялся, кровь показалась на губах и он испугался, смертельно испугался. Он бы упал, если бы Ньюн не подхватил его и не удержал на ногах. С другой стороны кто-то тоже поддерживал его. Дункан согнулся в кашле надвое, а когда выпрямился, совершенно измученный этим приступом, то увидел впереди кел. Дусы проявляли злобу и ярость и эти чувства воспринимались мозгом Дункана, придавая ему силы. Между лагерем и ними в песчаных дюнах виднелась тень. Она двигалась по направлению к ним. Ярость дусов заполняла все вокруг, как приближающаяся буря. Ньюн прикрикнул на них, чтобы успокоить.

— Прогони их, Дункан. Прогони обоих. Это было трудно. Так же трудно, как оторвать часть себя. Но все же импульсом воли он отогнал дусов и внезапно холод пустоты охватил его. Сознание прояснилось. Животные отбежали подальше. Дункан старался стоять ровно, глядя на кел, который остановился перед ним. Он узнал его, когда тот поднял вуаль. Нлил.

— Как она? — спросил Ньюн.

— Нормально, — ответил Нлил и Дункан понял, что «она» — это Мелеин.

— Рас, — ледяным голосом произнес Нлил, наконец заметив девушку. Затем он перевел взгляд на мгновение на Дункана и в этом взгляде тоже не было теплоты.

— Нлил, — сказал Ньюн, — там хао-наты, — он показал на север. — Между нами — расстояние и кровь. Скажи кел, чтобы внимательно смотрели в этом направлении.

— Хорошо, — ответил Нлил расчетливо спокойным голосом. Ньюн сбросил свой мешок, передал его молодому кел, а сам подошел к Дункану и взял его под руку, заставляя идти. Дункан стал передвигать ноги. Зрение то покидало его, то снова возвращалось. Они шли в сгустившейся темноте молча, но впереди светились огни лагеря. Когда они вошли в лагерь, тут же появились кат без вуалей. Они угрюмо смотрели на человека, появившегося среди них. Возле одной из палаток перешептывались сен. Они прошли к самой большой из палаток и тут внезапно Дункан понял, что там госпожа, что сейчас он увидит ее и что ему нужно собрать все силы и все мысли, чтобы встретиться с ней. Тепло ласковой волной ударило по их лицам, когда они вошли в палатку, тепло и золотой свет ламп. Они остановились в небольшой прихожей. Приятно пахло благовониями. За вуалью, в центре палатки, где горела яркая лампа, тускло поблескивал металл. «Святыня». Они вернули ее. Значит, они снова получили самое драгоценное сокровище. Ньюн почтительно поклонился Святыне. Дункан знал, как дорога эта вещь его братьям мри. Он стоял позади Ньюна, склонив голову и сняв вуаль, так как перед Святыней все должны быть с открытыми лицами. Затем Ньюн обернулся к нему, взял его за руку и повел в правую часть палатки, где собрались все сен. Задрапированные в золотые мантии сен, освещенные золотым светом ламп, стояли полукругом, в центре которого находилась белая фигура. Мелеин. Она села в кресло, когда на стены палатки слева и справа упали тени кел. За рядом сен появились старейшины в голубых мантиях, как кусочки чистого неба. Дункан постарался пройти вперед без поддержки Ньюна. Он постарался припомнить все, что говорит Закон кел по поводу того, как ему сейчас нужно вести себя. Ведь он еще никогда не бывал в такой ситуации. Ньюн прошел на место, которое было предназначено для него, взял руку Мелеин, поцеловал ее в лоб, получил поцелуй в ответ и тихим шепотом сообщил ей, что произошло с ним и Дунканом, в том числе и о хао-нат. Ее янтарные глаза сверкнули в замешательстве, затем она наклонила голову.

8 10