В Магеллании

XII НОВАЯ КОЛОНИЯ

Столь неожиданное предложение привело переселенцев в чрезвычайное замешательство. Два дня оно обсуждалось в каждой семье. Но никому даже в голову не пришло обсудить его сообща. Все это казалось настолько невероятным, что многие вообще не приняли предложение всерьез. Наиболее дотошные приходили к капитану корабля за дополнительными разъяснениями. Они хотели еще раз убедиться в достоверности его полномочий, лично услышать от него, что независимость острова гарантируется самим правительством Чилийской Республики.

Капитан всячески убеждал интересовавшихся дать свое согласие. Он объяснял причины, побудившие правительство пойти на такой шаг, говорил, что оно очень заинтересовано создать в Магелланийском архипелаге новые поселения колонистов, наподобие процветающего Пунта-Аренаса.

Официальная дарственная была уже заготовлена, и оставалось только поставить под ней подписи.

— Чьи подписи должны быть на дарственной? — поинтересовался мистер Родс.

— Уполномоченных, которых изберет общее собрание переселенцев, — отвечал капитан.

Он живо рисовал будущее колонии: поселенцы сами организуют свою жизнь, решают, избирать ли им главу острова, сами выбирают подходящий для нее государственный строй. При этом без всякого вмешательства со стороны правительства Чилийской Республики.

Судьба поставила людей перед выбором. Кто они были? В основном американцы, а также немцы, канадцы, ирландцы, и все — бедняки, вынужденные покинуть родину. Общество помощи переселенцам приобрело земельную концессию в африканских владениях Португалии, но всего лишь на оговоренный срок и без права передачи земли в собственность переселенцам. Но, поскольку каждый думал о себе, их не очень волновало, где пустить корни. Главное — обеспечить семью всем необходимым.

Пассажиры «Джонатана» прожили на острове целую зиму и убедились, что морозы здесь вполне сносные, а летние месяцы щедры дарами, которых, пожалуй, не найдешь и на более близкой к экватору широте. В Британской Колумбии, Доминионе

Само собой разумеется, эмигранты решили положиться на тех, кто выделялся своим социальным положением, образованием, умом. И вот главы семейств пришли посоветоваться с теми, кому полностью доверяли: с мистером Родсом и дюжиной наиболее влиятельных его товарищей. То и дело проводились собрания; вопрос изучали в различных аспектах. Обсуждали все «за» и «против».

Большое сожаление у всех вызывало отсутствие Кау-джера, покинувшего остров именно в это время! Никто другой не смог бы подсказать лучшего решения. Скорее всего он посоветовал бы принять предложение чилийского правительства, тем более что речь шла об обеспечении независимости одного из одиннадцати крупных островов Магелланийского архипелага. Мистер Родс не сомневался в этом. И к голосу Кау-джера прислушались бы.

В конце концов, после долгих обсуждений, стало ясно, что основная масса поселенцев склонна принять предложения чилийского правительства. В их числе был и мистер Родс. Он и его сторонники привели веские доводы в пользу такого решения. Новая колония будет их собственным владением, тогда как в заливе Лагоа они должны подчиняться португальским властям, не говоря уже о соседстве англичан из Капской колонии, населения Оранжевого Свободного государства и республики в Претории

Доводы были весомы, и все высказались за положительный ответ капитану сторожевика. Впрочем, влияние мистера Родса и нескольких его друзей было решающим.

Надо сказать, что братья Меррит и их сторонники одними из первых приняли предложение чилийского правительства. Вероятно, у них были свои мотивы. Может быть, они хотели остаться на независимом острове, чтобы проводить в жизнь свои идеи: обобществить собственность, привить поселенцам дух коллективизма, а там и анархизма, создать идейный центр, куда устремятся вольнодумцы, отвергающие законы и порядок, люди, которых изгоняют цивилизованные нации? Какое будущее!

Время, отведенное для принятия решения, истекало. Капитан сторожевого корабля поторапливал переселенцев, напоминая, что 29 октября он снимется с якоря и остров останется во владении Чилийской Республики.

Общее собрание было назначено на 26 октября, и было решено, что в голосовании могут принять участие все взрослые мужчины — триста двадцать семь человек.

Подсчет голосов показал, что подавляющее большинство — двести девяносто пять колонистов — высказались за предложение чилийского правительства. За колонию в заливе Лагоа проголосовали всего тридцать два человека, но и они потом присоединились к мнению большинства.

В тот же день под договором поставили свои подписи капитан корабля, представлявший Чилийскую Республику, мистер Родс, а также девять уполномоченных, будущих жителей независимого острова Осте.

На следующий день сторожевой корабль покинул место стоянки у берегов полуострова Харди, взяв на борт лейтенанта Фарнера и команду «Джонатана». Боцман Том Ленд захотел остаться на острове в качестве колониста. Его просьба была удовлетворена, так как он проявил себя энергичным, внушающим доверие человеком и мистер Родс высоко ценил его деловые качества.

Новые хозяева острова, называвшиеся теперь остельцами, тут же приступили к налаживанию жизни колонии. Но, поскольку они принадлежали к людям разных национальностей, очень трудно было слить в одно целое не поддающиеся исправлению темпераменты. Всем известно, что в больших государствах, таких, например, как Соединенные Штаты Америки или Канада, стирание национальных отличий происходит с большим трудом, так что в одном государстве, даже в одном городе, американцы остаются американцами, немцы — немцами, англичане — англичанами, и невозможно предсказать, когда это слияние произойдет… Если оно вообще когда-нибудь произойдет…