В Магеллании

X ОСТЕ

Осте — средний по величине остров Магелланийского архипелага. Половину его северного побережья, тянущегося вдоль пятьдесят пятой параллели, омывают воды пролива Бигл. Здесь побережье представляет собой почти прямую линию, довольно неправильную с других сторон. На западе побережье образует почти прямой угол у входа в пролив Дарвина, отделяющий Осте от острова Гордон

Именно сюда был выброшен «Джонатан» — он лежал под углом к берегу: нос — на суше, корма — в воде.

Если судить по картам Кинга и Фицроя, остров Осте протянулся приблизительно на двадцать пять лье вдоль пролива Бигл при ширине (с севера на юг) не более десяти. В эти расчеты не включен полуостров Харди, очень узкий от самого основания; длина его, если измерять по кривизне, составляет около двенадцати лье.

На рассвете сквозь утренний туман, быстро рассеянный последними порывами бури, потерпевшие кораблекрушение увидели отвесные скалы полуострова, рассеченные расщелинами.

Гребень мыса был образован холмом, отвесно обрывавшимся к морю; вершина холма соединялась с другими возвышенностями полуострова, а подножие выстилали покрытые липким ковром бурых водорослей, в том числе фукусовых, черноватые скалы, по большей части заливавшиеся приливом, но открытые при малой воде

Теперь пассажиров трудно было удержать на палубе корабля. Нетрудно себе представить желание потерпевших кораблекрушение поскорее вступить на твердую землю и покинуть судно, неподвижно лежащее на прибрежных камнях.

Все спустились через носовую часть на берег. Человек сто направились в глубину полуострова, в северо-западном направлении, другие, которым не терпелось выяснить ситуацию, попытались взобраться на довольно крутые склоны, высота которых (две сотни футов) позволяла окинуть взглядом более или менее обширную часть острова.

Кау-джер и Карроли предложили лейтенанту Фарнеру и старшему боцману осмотреть место кораблекрушения и убедиться, не сможет ли «Джонатан» с приливом обрести плавучесть. К ним присоединился один из пассажиров — мистер Гарри Родс. Это был мужчина примерно пятидесяти лет; его общественное положение было явно выше, чем у большинства эмигрантов. Жена Родса и его дети, сын и дочь, остались на судне.

Надо сказать, что Кау-джер тщетно пытался помочь старпому Масгрейву и лейтенанту Меддисону. Оба они были мертвы. Из всех офицеров клипера выжил только Джон Фарнер.

Земля, на которой оказались пассажиры «Джонатана», на первый взгляд не произвела на них благоприятного впечатления. Ничего тоскливее этого Ложного Горна нельзя было представить. Если такая иссушенная земля продолжается и дальше, то потерпевшие кораблекрушение не смогут выжить: припасы с «Джонатана» рано или поздно закончатся. К тому же через месяц начнет чувствоваться приближение зимы, довольно ранней на широте Магеллании; если только случай не приведет в эти проливы какой-нибудь корабль, если не поступит никакой помощи из Пунта-Аренаса, придется смириться с мучительной зимовкой на побережье острова Осте.

Именно об этом вели разговор Кау-джер, лейтенант Фарнер, Том Ленд и Гарри Родс.

— В какой части Магеллании потерпел крушение «Джонатан»? — спросил лейтенант.

— На острове Осте, — ответил Кау-джер.

— В Магеллановом проливе? — поинтересовался мистер Родс.

— Нет. В проливе Бигл, отделяющем остров от Огненной Земли…

— Значит, мы от нее недалеко, — сказал боцман. — И если бы наши шлюпки не унесло, мы могли бы добраться до нее…

— Но у нас осталась шаланда, на которой вы добрались до клипера, — заметил лейтенант Фарнер, обращаясь к Кау-джеру.

— Она в хорошем состоянии? — спросил мистер Родс.

— Да, в полном порядке, — ответил Карроли, думая о том, чтобы скорее вернуться на «Вель-Кьеж», где оставались его сын и пес Золь.

— Перевезти на шаланде несколько сотен пассажиров — дело непростое. Это займет много времени, а если погода не улучшится… — сказал Кау-джер. — К тому же придется оставить продовольствие, инструменты…

Не стоит и говорить, что беседа велась на английском языке, на котором Карроли говорил благодаря своему лоцманскому ремеслу. Выслушав предложение покинуть остров, он сказал:

— Вряд ли стоит перебираться на Огненную Землю. Здесь пассажиры ни в чем не будут испытывать недостатка и вполне смогут перезимовать.

— Я тоже придерживаюсь этого мнения, — добавил Кау-джер, — и советую поступить именно так.

Слушая Карроли, Гарри Родс внимательно всматривался в него и понял, что перед ним — индеец.

— А вы кто? — спросил он, опередив лейтенанта Фарнера, который хотел задать тот же вопрос.

— Лоцман Карроли.

— В таком случае, лоцман, позвольте поблагодарить вас от имени пассажиров и экипажа. Вы рисковали ради нас жизнью, и мы обязаны вам своим спасением.

Затем Родс обратился к Кау-джеру:

— С кем имею честь…

— Не имеет значения, — ответил Кау-джер.

— А может быть, мы — соотечественники?

— Я — друг огнеземельцев. Живу в Магеллании уже несколько лет, — уклонился от ответа Кау-джер.

Мистер Родс больше не стал задавать вопросов, понимая, что столкнулся с какой-то тайной, и решил отнестись к ней с уважением, но при этом не преминул выразить Кау-джеру чувство признательности за самоотверженное поведение. Если бы Кау-джер не догадался разжечь костер на вершине мыса, если бы не бросился с друзьями на помощь «Джонатану», если бы Карроли не взял штурвал в свои руки и не провел судно сквозь узкий проход в защищенное место, «Джонатан» разбился бы о скалы острова Горн и погибли бы все, кто на нем находился. А если клипер все-таки выбросило на остров Осте, то это случилось не по вине лоцмана.

Что до погибших — то их, конечно, немало! Но жертвы исчислялись бы сотнями, если бы корабль разбился у мыса Горн.