В окружении Гитлера

Дневник офицера абвера, сентябрь 1939 года

В предыдущей главе я старался показать, что антигитлеровская оппозиция в Германии — явление неоднородное, неоднозначное ни с точки зрения методов борьбы, ни с точки зрения условий, в которых она действовала, ни с точки зрения целей, которые ставила перед собой. Ведь одни причины были у коммунистов, другие — у интеллигенции, верной традициям гуманизма, вроде семейства Шоль, вместе с другими создавшего антифашистскую группу «Белая роза»; совсем иная платформа и иные цели отличали военную оппозицию, названную впоследствии «заговором 20 июля». Убрав Гитлера 20 июля 1944 г., заговорщики намеревались предотвратить окончательный разгром, уменьшить его масштабы, спасти «великую Германию», насколько это возможно.

У нас нет повода славословить заговорщиков-военных. Тем не менее знакомство с их взглядами, биографиями, стремлениями может оказаться полезным: свидетельства этих людей, которых не заподозришь в симпатии к народам захваченных стран, обладают особой убедительностью.

Прямо-таки сенсационные порой открытия в этом смысле делаются и сегодня, о чем говорит вышедшая в 1979 году в Штутгарте книга («Дневник офицера абвера, 1938–1940») («Tagebuch eines Abwehroffiziers, 1938–1940»), подготовленная к печати сразу тремя историками (в том числе и проф. Гарольдом К. Дейчем из Миннесотского университета) некоторые места дневника производят впечатление откровений. Речь идет о найденном после войны архиве Гельмута Гроскурта, полковника генерального штаба, в 1938–1940 годах офицера абвера и приближенного сотрудника адмирала Вильгельма Канариса, а впоследствии начальника штаба одной из дивизий, сражавшихся под Сталинградом.

Кто такой Гельмут Гроскурт и как уцелел его личный архив времен войны? Он родился в 1898 году в Вестфалии в известной протестантской семье (его отец был приходским пастором в Бремене) и получил хорошее образование. В 17 лет, когда началась первая мировая война, он добровольцем ушел в армию и участвовал в боях на Сомме, затем во Фландрии; дважды тяжело раненный, в конце войны он попал в плен к англичанам. В 1919 году возвращается в Германию и вступает в рейхсвер. В 1920 году, уже в чине обер-лейтенанта, он уходит в отставку, ибо, как сам Гроскурт писал своему командиру, его «совесть не может смириться с событиями, связанными с путчем Каппа».

Гроскурт изучает агрономию, потом право в университетах Гейдельберга, Галле и Гамбурга, проходит сельскохозяйственную практику, затем (в 1925 г.) становится управляющим имения своего будущего тестя в Гольштинии. Он поддерживает контакты со «стальным шлемом», но к НСДАП симпатий не питает. Уступив настойчивым уговорам своих давних товарищей по полку, он решает вернуться в армию. Восстановленный в чине обер-лейтенанта, он служит в Любеке. В 1929 году он становится адъютантом полковника Эрвина Вицлебена (впоследствии фельдмаршала, одного из главных участников заговора 20 июля 1944 г., приговоренного к смерти и казненного в Берлине). Окончив военную академию и получив капитанский чин, Гроскурт в 1935 году попадает в генеральный штаб (тогда это было управление генерального штаба), и его прикомандировывают к абверу. Здесь он устанавливает первые контакты с Канарисом и Гансом Остером, будущим генералом (в 1944 г. оба они были ведущими фигурами в организации покушения на Гитлера). Через два года майор Гроскурт уже руководит самостоятельным сектором абвера, который занимается диверсиями и саботажем на неприятельской территории, а также поддерживает тесные связи с группами «фольксдойчей» (этнических немцев) и другими национальными меньшинствами за границей. В конце 1938 года его переводят на армейскую службу во Вроцлав. В мобилизационном плане ему уже тогда отводят роль офицера связи абвера с главным командованием сухопутных войск (Oberkommando des Heeres, ОКН), ибо он был превосходным офицером армейской разведки, имел влиятельных друзей и принадлежал к верхушке абвера. По словам современников, Гроскурт испытывал отвращение к «своре Гейдриха», никогда в душе не принимал гитлеризма, и в армии, особенно в абвере, конкурировавшем с разведкой Рейнхарда Гейдриха и Вальтера Шелленберга (СД), был одним из тех, кто сначала противился диктатуре партии. Только немногие знали, что он поддерживал тесные отношения с генералом Людвигом Беком, одним из главных руководителей так называемой армейской оппозиции (покончил с собой 20 июля 1944 г., как только стало ясно, что покушение не удалось и Гитлер жив), входил в число самых доверенных людей фельдмаршала Эрвина фон Вицлебена, дружил с Гансом Остером и Хеннингом фон Тресковым. По скупым сведениям, дошедшим до нас, о тех годах, он был одним из первых, кто стремился устранить диктатора еще до планировавшейся агрессии против Чехословакии.