В окружении Гитлера

Факелы над пропастью

29 января 1933 г. было последним воскресеньем Веймарской республики. Утром собираются рабочие — социал-демократы и члены демократической организации. «Железный фронт» в Берлине, Брауншвейге, Кёльне и Маннгейме: формируются колонны для маршей протеста. На транспарантах надписи: «Долой фашизм!», «Долой Гитлера, Гугенберга и Зельдте!», «Не хотим диктатуры!» Много коммунистов и их сторонников присоединились к демонстрантам. Республика в опасности. Неделю назад берлинские коммунисты были вынуждены лишь наблюдать за тем, как когорты штурмовиков окружили Дом партии им. Карла Либкнехта. Тогда они могли только, подняв кулаки, выражать свое возмущение нападением вооруженных гитлеровских отрядов, которые бесчинствовали на глазах бездействовавшей полиции и толпы зевак. Из окна первого этажа во весь голос протестовал против провокаций «коричневых налетчиков» Вальтер Ульбрихт. А в это воскресенье в осажденной республике на карту поставлено все; ставка — рождение «третьего рейха» и конец демократии в Германии.

Ораторы на митингах призывают немощного президента Гинденбурга не допускать к власти Гитлера, о котором сам он еще недавно отзывался более чем критически. Демонстранты, однако, не знали, что Гинденбург уже капитулировал перед своей камарильей и переход власти в руки Гитлера — это вопрос лишь нескольких часов. Кости в игре, где ставкой служила судьба Германии, брошены, и все митинги, марши и демонстрации, как обычно бывало в Германии, слишком запоздали. Все решения были уже приняты. Когда демонстранты стали расходиться по домам, боевые отряды гитлеровцев дали знать о себе. В Вединге (рабочий район Берлина) дело дошло до кровопролития. В это время Гитлер и его паладины преспокойно сидят в холле гостиницы «Кайзерхоф»— это рукой подать от Вильгельмштрассе, где находится резиденция президента страны и ведомство канцлера. Гитлер уже все знает. Папен поминутно сообщает о том, что происходит в кабинете Гинденбурга. По городу поползли самые невероятные слухи. Говорят, например, что еще ведающий делами рейхсвера последний веймарский канцлер генерал Курт фон Шлейхер намеревается с помощью потсдамского гарнизона воспрепятствовать получению Гитлером назначения. Это известие привело Гитлера в истерику, Геббельса — в ярость. Только Геринг советовал хранить спокойствие и молчание. Он доверяет фон Папену, этому «черту в цилиндре». Шлейхера, который и сам был интриганом, в конце концов оставили сносом его же люди. Как пишет в своих воспоминаниях бывший канцлер Генрих Брюнинг, он по существу оказался заурядным трусом.

Наутро, в холодный понедельник 30 января, в 11 час. 15 мин. все уже предрешено. Президент республики Пауль фон Гинденбург назначает Адольфа Гитлера канцлером Германии. Гитлер во фраке и цилиндре униженно раскланивается и торжественно заверяет, что будет ему «служить так же преданно, как служил ему солдатом во время последней войны». Старец в фельдмаршальском мундире напутствует на прощанье своего гостя и его свиту словами: «А теперь, господа, вперед, с богом».

На церемонии раздачи министерских портфелей не обошлось без накладок. Пост министра труда, например, должен был занять руководитель «стального шлема» Франц Зельдте. Но все произошло в такой спешке, словно действительно опасались какого-то путча с участием рейхсвера, который не скрывал своего отрицательного отношения к «австрийскому ефрейтору», и министров о церемонии предупредили буквально в последнюю минуту. Зельдте не успел приехать вовремя. Тогда вытащили из постели его заместителя Теодора Дюстерберга, отставного полковника. Он уже присоединился к шеренге министров, когда его вдруг отозвали в сторону, ибо только-только узнали, что дед его был… раввином. Декрет о назначении вырвали у него из рук, переделали бумагу на имя Зельдте, который наконец-то сумел добраться до резиденции президента. Эту операцию провернул «железный» статс-секретарь в ведомстве президента Отто Майсснер, который заслужил себе тем самым благодарность фюрера. Еврей в первом кабинете Гитлера — такая мысль, пожалуй, не пришла бы в голову самому Вельзевулу. До последних дней «третьего рейха» Майсснер оставался на службе Гитлера.

А «Фёлькишер беобахтер» в номере от 31 января, имея, по-видимому, в виду слова Гинденбурга «Вверяю вам, господин Гитлер, судьбы Германии», вышла в то утро под многозначительной «шапкой»: «Первый декрет правительства Гитлера: Германия пробудилась! Интервью с министром внутренних дел страны Вильгельмом Фриком». Улицы были отданы на растерзание CA.