В окружении Гитлера

Факелы над пропастью

Первым, кто из прежних чиновников стал обивать пороги Геринга и к которому тот прислушивался, оказался Рудольф Дильс, впоследствии его шурин. Он верно служил всем предыдущим начальникам вплоть до генерала Шлейхера, теперь же предлагал свои услуги новому боссу. Кемпнер вспоминает, что, когда в первых числах февраля 1933 года он встретил в коридоре Дильса, тот без тени смущения сказал ему: «Будут происходить страшные вещи, многим из ваших друзей придется в этом убедиться». Дело было еще за много дней до провокационного пожара рейхстага. В другой раз Дильс откровенно признался Кемпнеру, что уже составлены списки тех, кого намечено арестовать, благодаря чему Кемпнер смог предостеречь многих людей о грозящей им опасности.

В начале февраля у Геринга состоялось совещание, на котором присутствовали все высшие чиновники министерства. «Второй человек в Германии» изложил свои взгляды на деятельность правительства и заверил всех находящихся за столом, что тому, кто будет лояльно исполнять свои обязанности, бояться нечего. «Когда я вернулся к себе в кабинет, — вспоминает Кемпнер, — то, как и другие мои сослуживцы, нашел на столе извещение о необходимости явиться в отдел кадров. Мы немедленно были временно отстранены от работы, и нам запретили появляться в министерстве».

В тот день, когда Кемпнера насильно отправили в отпуск, берлинские газеты сообщали о создании нового политического управления в полиции — гестапо, во главе которого поставили Рудольфа Дильса. Он стал первым руководителем гестапо, которое потом Гиммлер расширил до масштабов «государства в государстве». Через 12 лет после того, как Дильс занял свой пост, Роберт Кемпнер, уже как американский следователь, допрашивал его в Нюрнберге. «Он был, как всегда, разговорчив. Ничего не скрывал». Дильс стал в Нюрнберге главным свидетелем, подтверждавшим гитлеровские злодеяния. Его книга «Сатана у врат», в которой содержится много потрясающих материалов о первом периоде истории «третьего рейха» (Дильса в 1944 г. арестовало гестапо), — это попытка оправдать собственные преступления. Расставшись в 1935 году с Герингом, Дильс предвидел, что долго ему не продержаться у Гиммлера, так как он не сработается с честолюбивым и циничным Гейдрихом. И, он из гестапо ушел. В Нюрнберге это спасло его от виселицы.

Покидая здание министерства, в котором он прослужил много лет, Кемпнер предчувствовал, что «отпуском» гитлеровские ограничения не кончатся. И потому тогда уже, хотя и чересчур поздно, как он сам пишет, стал задумываться над тем, не совершили ли социал-демократы, возглавлявшие прусское правительство с первых дней Веймарской республики, кардинальной ошибки, позволив НСДАП и Гитлеру шантажировать общественное мнение и бесцеремонно расправляться с политическими противниками с помощью «частной» армии «коричневорубашечников», заводить тайные склады оружия, распространять нелегальную литературу и совершать иные действия, которые в соответствии с уголовным кодексом Пруссии должны были бы преследоваться законом. Разве не обязаны были министр внутренних дел Пруссии Карл Зеверинг (СДПГ) и начальник прусской полиции Альберт Гжесиньский (оба умерли в эмиграции в США) расправиться с боевыми отрядами Гитлера, когда на их стороне были закон и полиция? Когда канцлер фон Папен 20 июля 1932 г. прогнал Зеверинга и Гжесиньского из Берлина, руководимая социал-демократами полиция ждала только приказа выступить против заговора Папена. Приказа такого, однако, не последовало, а Зеверинг, покидая свой кабинет, лишь бросил: «Я уступаю перед силой…» Для Гитлера это был хороший наглядный урок на будущее.

Кемпнер рассказывает, что в президиуме берлинской полиции давно уже тщательно собирались все доказательства виновности Гитлера, которыми можно было подтвердить любое обвинение против руководителей НСДАП вплоть до государственной измены и подстрекательства к преступлению. Не кто иной, как д-р Вильгельм Фрик, лидер фракции НСДАП в рейхстаге и министр внутренних дел в земельном правительстве Тюрингии (позднее министр внутренних дел «третьего рейха»), весной 1931 года с парламентской трибуны грозил своим противникам, что, как только Гитлер придет к власти, «головы полетят с плеч». В приготовленной для канцлера Брюнинга памятной записке, в которой предлагалось запретить НСДАП, было более чем достаточно доказательств заговорщицкой и антигосударственной деятельности гитлеровской партии. Одна только подпись Брюнинга— и по всей стране НСДАП оказалась бы вне закона, а Гитлеру предъявили бы обвинения. Так как тогда он был апатридом, его можно было в политическом отношении вывести из игры.