В последние дни (Эсхатологическая фантазия)

XVII

В укромном садике, во дворе Эзры Гаона, под густой виноградной беседкой, тихо толковали между собой молодой человек и молодая девушка. Они сидели обнявшись, но разговор их был серьезен и важен.

— Да, моя дорогая Эстер, нам нужно торопиться. Я каждый день жду ссоры наших отцов, и это, наверное, произойдет не позднее ближайшего собрания синагоги. Тогда нам нельзя уже будет и подумать друг о друге…

— Меня, Марк, отец очень старается выдать замуж и постоянно предлагает разных женихов. Но о тебе ни разу не упоминал. Он не любит вашей семьи из-за христиан… А я, знаешь, теперь и сама начинаю все больше думать, что христиане правы… Я тебе не говорила еще… Ты так давно не был…

— Да, я боялся попасться твоему отцу.

— Я познакомилась с одной христианской девушкой… Ты помнишь мое приключение? Которая меня выручила. Ее зовут Лидией…

— Так это была Лидия! Знаю ее — святая душа. Ну так что же?

Эстер рассказала, что они очень сошлись и что Лидия ее убедила в правоте христиан. Иисус Христос был настоящий Мессия, и скоро опять придет, и разрушит дела антихриста-Антиоха. Теперь ей стало очень тяжело оставаться в еврейской среде. Она любит отца, любит Марка. Но она уже не еврейка в душе. Как она будет выходить замуж за еврея?.. Марк слушал ее с радостным удивлением…

— Эстер, милая, но ведь это пути Божии! Я не знал, как и заговорить с тобой! Но ведь я сам скоро буду христианином. Отец говорит тоже, что Лидия: что Иисус Христос был истинным Мессией и что каждый еврей, знающий свою веру, должен его признать. Он приходил к нам, а мы отдали его язычникам… Мы вместе с отцом скоро станем христианами, я все думаю о тебе: как жить христианину с еврейкой? А ты и сама вышла на нашу дорогу. Вот-то слава Богу! Только в этом случае нам еще больше нужно торопиться…

— Эстер, Эстер, куда ты запропала, — раздался голос Эзры с крыльца дома.

— Т-с, он вернулся, беги скорее… Значит, жди завтра или послезавтра, приду сватать тебя…

Эстер наскоро поцеловала его и убежала, а Марк потихоньку выбрался с другой стороны через забор и пустился домой, где немедленно объяснился с отцом.

Борух отнесся к его планам с полным сочувствием. Эстер хорошая девушка, и Марку будет доброй женой. «Уж не знаю, — прибавил он, — много ли времени осталось для людей на брачную жизнь. Христианские предсказания меня очень смущают. Но все равно: сколько Бог даст, столько и поживете… Только нужно очень торопиться».

Он объяснил, что Эзра ведет в синагоге агитацию в пользу того, чтобы просить Антиоха объявить себя Мессией. Опасаясь противодействия Боруха, он именно теперь легче всего может выдать дочь за Марка в надежде, что родственные связи заставят Боруха если не совсем помогать, то поменьше мешать ему. «Разумеется, — прибавил отец, — он в этом ошибется, но лучше воспользоваться временем, пока у него есть такая надежда. Не будем откладывать».

На другой же день они с Марком отправились к Эзре, где все вышло, как предусматривал Борух. У Гаона явилась мысль, что такой союз укрепит его влияние в еврействе, и Марк с Эстер были объявлены женихом и невестой. Свадьба также не замедлила, потому что обе стороны одинаково желали ее ускорить.

Это время свадебных приготовлений и празднеств было для Гаона Эзры временем усиленной пропаганды среди евреев его плана — побудить Антиоха поскорее явить себя миру как Мессию. Горячий еврейский патриот, он, по разным соображениям и признакам каббалистического характера, находил, что наступает время явления Мессии. Антиох же не только был еврей, но, по соображениям Эзры, носил на себе приметы Мессии. Между тем Человекобог, хотя и с удовольствием смотрел на такие чаяния, ничуть не торопился осуществлять их и даже проявлял в себе много черт антимессианских. Он был слишком международен, претендовал быть концентрацией духовных сил всего человечества, а не одного еврейства; он враждовал не только против Иисуса Христа, а вообще против Бога. Чем дальше заходил он по этому пути, тем труднее становилось ждать от него мессианской роли. Эзра Гаон страстно желал побудить его объявить себя Мессией, что само по себе отрезывало его от идей и действий антимессианских. Своевременное воздействие значит очень много. Если бы рабби Иосиф Акиба не воздействовал на Бар Кохебу, думал Эзра, у знаменитого воина Израиля, может быть, не хватило бы духа сознать себя Мессией. Правда, рабби Акиба ошибся, и Бар Кохиба не оказался Мессией.