Вечный любовник

Глава 44

О. начал нервничать. Прошло уже восемнадцать часов, а девушка все еще находилась без сознания. Эти дротики рассчитаны на мужчину, но и она уже должна была очнуться.

Он волновался, что мог вызвать у нее сотрясение мозга.

Господи, все как раньше. Они с Дженнифер дрались, а после он беспокоился, что нанес ей сильную травму. Когда он омывал ее, то всегда аккуратно обрабатывал раны, ища сломанные кости и глубокие порезы. Убедившись, что с Дженнифер все в порядке, он занимался с ней любовью, даже если она еще не пришла в себя. Он достигал оргазма, находясь сверху, и с облегчением понимал, что не зашел с побоями слишком далеко, — это становилось для него лучшим финалом.

Он очень хотел заняться любовью с похищенной девушкой.

О. подошел к яме, в которой она сидела. Отодвинул решетку, включил фонарик и посветил внутрь. Она осела по трубе, словно ее сломали пополам.

Он хотел вытащить девушку. Обнять. Поцеловать и почувствовать, ощутить ее кожу. Хотел войти в нее. Но все лессеры — импотенты. Эта тварь Омега — ревнивый хозяин.

О. поместил крышку на место и сел рядом на корточки, думая о дне и ночи, которые провел с Омегой, и депрессии, которая затем последовала. Забавно, но теперь, когда у лессера появилась эта девушка, его сознание прояснилось, новая привязанность подпитывала О. силами.

Он понимал, что в отверстии находится не Дженнифер, но вампирша очень походила на женщину, забранную у него, и лессер не собирался придираться. Он примет дар, которым его наградили, и будет надежно охранять ее.

На этот раз никто не заберет его женщину. Никто.

Когда жалюзи на ночь опустились, Зетист поднялся со своего тюфяка и стал голым ходить по комнате.

Произошедшее прошлой ночью между ним и Беллой убивало его. Он хотел найти ее и извиниться, но что из этого выйдет?

«Прости, я запрыгнул на тебя, как животное. И меня не тошнит от тебя. Правда».

Господи, он такой придурок.

Зетист закрыл глаза и вспомнил, как сидел, прислонившись спиной к стене рядом с душем, когда она потянулась к его обнаженной груди. Пальцы длинные и изящные, с милыми, ненакрашенными ноготками. Ее прикосновение должно оказаться легким. Легким и теплым.

Ему следовало бы сдержать себя. Если бы он смог, то хоть раз, как свободный мужчина, узнал бы, каково это — почувствовать прикосновение нежной женской руки у себя на коже. Как раба, его трогали слишком часто, всегда против его воли, но вот свободным…

И это не просто чья-то рука. А рука Беллы.

Ее ладонь легла бы ему на грудь, прямо по центру; возможно, она бы немного погладила его. Зетисту понравилось бы, если б Белла делала это медленно. Да, чем больше он думает о ней, тем больше он представляет, что ему нравится…

Какого черта он размышляет об этом? Много лет назад из него насилием выбили способность переносить любую близость. И он не собирается тешить себя фантазиями. Он недостоин даже раздраженных проституток, у которых ему приходилось пить кровь.

Зетист открыл глаза и прекратил думать о ерунде. Самое лучшее, что он мог сделать для Беллы, — так это не допустить ее встречи с ним снова, даже случайной. Только так он может исправиться.

Но сам будет видеться с ней. Каждую ночь. Зетист будет навещать Беллу, чтобы удостовериться в ее безопасности. Для мирных вампиров сейчас время сложное, поэтому за ней нужно присматривать. Но, делая это, он останется в тени.

Мысль, что он будет защищать ее, его успокоила.

Зетист во многом не доверял себе. Но на свою способность защитить ее он мог положиться — не имеет значения, скольких лессеров придется ему заживо сожрать.