Вокруг Солнца

Глава XXXVIII ПОСЛЕДНЯЯ БОРЬБА

— Гонтран, а, Гонтран! Вставай же! Пора! Спит, животное… — будил друга Вячеслав Сломка, стаскивая с него одеяло и толкая в бок кулаком.

— Убирайся, Вячеслав, убирайся! За каким чертом я встану?

— Как? Твоя очередь дежурить в машинной.

— Ох уж мне эти дежурства, — ворчал Фламмарион, садясь на постели. — И зачем они только нужны? Вот уже два месяца не удается мне поспать как следует ни одной ночи, а между тем за все это время не было решительно ничего, что оправдало бы наши предосторожности.

— Вот чудак! Да ведь теперь-то именно осторожность и нужна. Мы находимся всего в полутора миллионах миль от Юпитера, и всякая оплошность может быть катастрофой: уклонись «Молния» от своего пути, испортись машина — и нас со страшной силой бросит на поверхность гигантской планеты.

— Разве притяжение Юпитера может влиять на таком громадном расстоянии, как полтора миллиона миль?

— А ты думал, что? Притяжение, производи мое всяким телом, прямо пропорционально его массе. Масса же Юпитера относится к массе земли также, как размеры апельсина к горошинке. Объем Юпитера в 1239 раз более объема Земли, а вес — в 800. Горизонтальный диаметр Юпитера в 11 раз длиннее диаметра нашей родной плане ты и равен 141600 километров, а окружность его по экватору не менее 111100 миль, что касается вертикальной оси от полюса до полюса, то она на 8000 километров короче горизонтальной, так что уплощение равняется у Юпитера почти в 1/17.

— Вот странный факт. Отчего же?

— Виновата быстрота вращения Юпитера, он делает полный оборот вокруг своей оси всего за 9 часов. Благодаря такой быстроте вращения каждая точка экватора Юпитера двигается со скоростью 12 километров в секунду — в 24 раза быстрее, чем любая точка земного экватора. Отсюда развитие центробежной силы, развитие настолько значительное, что предмет, весящий на полюсах 12 килограммов, на экваторе Юпитера должен весить не более 11 килограммов.

— Вот оно что! А каков вообще вес предметов на Юпитере?

— Конечно, он больше, чем на Земле, в два с половиной раза. Если ты на Земле весил 70 кило, то на Юпитере будешь весить 175. Понятно, и скорость падения тел здесь иная; брошенный камень на Юпитере в первую секунду пролетит не 4,9 метра, как на Земле, а 12 метров. Рассчитай теперь, с какою скоростью упадет «Молния» на поверхность огромной планеты с высоты полутора миллионов миль. А пока прощай, я иду спать.

Инженер пожал руку приятеля, бегло осмотрел машину аэроплана и отправился на покой. Оставшись один, Гонтран недолго думал над его задачей.

— Гм… — пробормотал он, наконец, — понятно, что упав с такой высоты, мы даже не разобьемся, а превратимся в пыль, в пар.

Легкий шорох прервал размышления молодого человека. Он поспешно оглянулся и увидел перед собой Фаренгейта.

— Вы? Это вы? — вскричал он с изумлением. — Этот скотина Вячеслав, наверное, забыл закрыть дверь каюты, — прибавил он.

Сумасшедший несколько мгновений стоял молча, смотря на Фламмариона воспаленными глазами. Казалось, он не ожидал встретить у машины бодрствующего противника. Наконец усмешка искривила его рот, и, оскалив свои желтые зубы, он глухо проскрежетал:

— Да, это я, которого вы заперли, словно зверя в клетку, надругались, лишили свободы. Теперь я свободен и могу насладиться мщением. Горе вам, эта ночь будет для вас последней!

Гонтран решительно не знал, что ему делать.

— Но как вы вышли? — вскричал он. Американец дико расхохотался.

— И ты думаешь, что ваши запоры могут удержать свободного американца? Ха-ха-ха!.. Вот уже пятую ночь я прихожу сюда, как только проклятый Сломка уступит тебе свое место у машины, и ты по обыкновению уснешь, вместо того, чтобы бодрствовать. Тысячу раз я мог задушить тебя во время сна, но это избавило бы от моей мести остальных, а теперь грозная кара постигнет всех вас! Никто не уйдет от гибели, погибну и я, но погибну, как Самсон, среди трупов своих врагов!

Гонтран не был трусом, но слова сумасшедшего заставили его вздрогнуть. Неужели и он, и его невеста, и старый ученый, и Сломка неминуемо должны погибнуть? И во всем этом будет виновата его собственная, непростительная беспечность.

— Послушайте, сэр Фаренгейт, — начал он, думая подействовать на помешанного силою убеждения, — я согласен, что, вы вправе мстить Осипову, который увлек вас в межпланетные бездны. Но я и мой товарищ Сломка, всегда относились к вам с участием и сочувствием. Не наша вина, что план возвращения на Землю, так прекрасно задуманный нами, не удался. Верьте мне, что рано или поздно я вновь возьмусь за осуществление этого плана, и тогда вы без помехи получите возможность увидеть свою родину.

Несколько мгновений американец колебался. Казалось, в нем проснулся голос благоразумия. Но вдруг бешенство снова исказило его черты лица, и он вскричал хриплым голосом:

— Нет, поздно! Я жажду мщения, и никакие обещания, никакие просьбы не отвратят гибели. Ваш час пробил!

Безумец бросился к машине. Тут только Гонтран увидел какую-то нить, извивавшуюся между частями механизма и скрывавшуюся его внутренних частях. Вынув из кармана спичку, сумасшедший хотел зажечь эту нить, очевидно, соединенную с зарядом какого-нибудь взрывчатого вещества, которое Фаренгейт достал из лаборатории и, пользуясь сном Фламмариона, положил внутрь машины.

— Остановись, безумец! — закричал похолодевший от ужаса Гонтран, поняв адский план.

Фаренгейт снова захохотал своим ужасным, безумным смехом.

— Помогите, помогите! — закричал Гонтран, бросаясь на американца.

В тесном пространстве машинной каюты завязалась отчаянная борьба. Отчаяние увеличило силы Фламмариона, он пытался повалить американца на землю. В свою очередь Фаренгейт с каким-то бешеным воем бил Гонтрана кулаками, кусал и даже старался повалить наземь.

— Помогите, помогите! — продолжал звать Гонтран, чувствуя, что его силы приходят к концу.