Всему вопреки

Глава 8

Она с презрением оглядела платье Кэрол.

— Это платье очаровательно и пригодится ей в будущем… для встреч со своими дружками! Но, по-моему, оно совершенно не подходит для этого спектакля… в ходе которого ты стараешься обмануть всех своих друзей! Но не меня, дорогой! — презрительно добавила Санта. — Не меня!

Джеймс с мрачным видом стоял в двух шагах от Кэрол. Было совершенно ясно, что он крайне раздражен и охвачен досадой, но человеком, вызвавшим эти чувства, была Санта, а вовсе не Кэрол.

— Будь добра держать свое мнение при себе в присутствии мисс Стерн, — потребовал он от Санты ледяным тоном. — Как вы оказались в библиотеке, Кэрол? Кто вас прислал сюда?

— Никто, — с неожиданным самообладанием ответила девушка, глядя на него с удивлением и презрением. — Почему обязательно кто-то должен был меня присылать?

— Вы не могли набрести на эту комнату случайно.

— Я… осматривала дом.

— Не самое разумное занятие, когда в доме есть кто-то еще.

— Не лгите, Кэрол, почему бы вам не сознаться в том, что вы искали Джеймса? — спросила Санта, убирая в сумочку косметику. На ее лице играла какая-то странная улыбка. — В конце концов, он крайне интересный мужчина, разве нет? Должно быть, очень приятно иметь такого жениха, даже если это совсем ненадолго!

— Я никого не искала, — упрямо повторила Кэрол. — Пожалуй, я оставлю вас вдвоем. У вас наверняка найдется немало предметов для беседы…

— Найдется, — заверила ее Санта, — и вы даже представить себе не можете, сколько!

— Не слушайте ее, Кэрол, — отрезал Джеймс, снова схватив ее за руку. — Если никто не подавал вам такой глупой идеи, тогда вам лучше пойти со мной и присоединиться к гостям. Спокойной ночи, Санта, — бросил он через плечо.

— Спокойной ночи, дорогой, — мягко отозвалась из-за его спины мадам Сент-Клер. — Спокойной ночи, а не прощай! Мы увидимся!

Джеймс почти тащил Кэрол за собой по коридору, но когда они уже подходили к дверям гостиной, она вырвала свою руку.

— Неужели необходимо продолжать этот фарс? — спросила она, враждебно глядя на него.

Глаза Джеймса не выражали никаких чувств.

— Какой фарс?

— Тот, который мы разыгрывали? По-моему, после того, как вы и мадам Сент-Клер так хорошо поняли друг друга, необходимость продолжать эту фальшивую помолвку отпала. Одного такого вечера, насквозь пропитанного ложью, для меня вполне достаточно! — Она осмотрела запястье руки, за которое он держал ее. — Такое впечатление, что я вырвалась из лап медведя…

— О, полегче! — огрызнулся Джеймс с видом человека, нервы которого вконец расстроены. — Вам уже заплатили за услуги и заплатят еще! И хватит об этом.

— Это неслыханно!

У Кэрол от волнения перехватило дыхание, а по щекам разлился яркий румянец.

Джеймс на мгновение замер, совершенно пораженный тем, что из ясных глаз девушки потоком хлынули слезы обиды и негодования.

— Вы правы, Кэрол, — тихим и неожиданно мягким голосом согласился он. — Вы должны меня простить.

Джеймс виновато улыбнулся.

— Все, что я для вас сделала, я сделала из-за… из-за Марти!

— Да, — согласился он.

— Если вы думаете, что мне нужна плата… — Кэрол дрожащими руками сняла с пальца кольцо с опалом и протянула его Джеймсу. — Заберите это! Я больше ни за что не надену его! Вы заставили меня испытать такое чувство, словно я вся вымазана грязью!

— Я очень сожалею, — тем же тихим голосом сказал Джеймс.

Он взял кольцо и, зажав его в руке, неподвижно стоял и смотрел на девушку.

В коридоре появилась Марти. С первого взгляда она поняла, какая драма здесь только что разыгралась.

— Будет лучше, если ты отвезешь ее домой, Джеймс, — сказала она настоятельным тоном. — Я извинюсь за вас и объясню, что Кэрол почувствовала себя плохо, или придумаю что-нибудь в этом роде. Ты ела за обедом омаров? — спросила она Кэрол.

Девушка отрешенно покачала головой.

— Нет, я не люблю омаров.

— Ну, все равно. Я скажу, что ты съела что-то такое, что на тебя всегда плохо действует. — Она с подозрением и злобой посмотрела на брата. — Это был не омар, не правда ли? Это была Санта Сент-Клер?

Тот невесело улыбнулся.

— Пожалуй, я в первый раз вынужден согласиться с тем, что от Санты можно пострадать гораздо больше, чем от омара. Бедняжка Кэрол пострадала совершенно несправедливо. — Он с грустью посмотрел на Кэрол. — Да, для одного вечера ей действительно пришлось пережить слишком много. Вся эта толпа, — он кивнул в сторону двери в гостиную, — весь вечер таращившая на нее глаза, леди Брем, захватившая ее в плен… О, я знаю, что она увела вас после обеда в свои апартаменты, а уж там наверняка устроила форменный допрос — Он нежно провел пальцами по руке девушки, но та отдернула руку с такой поспешностью, будто почувствовала прикосновение змеи. — Поверьте, Кэрол, я действительно очень виноват перед вами за этот ужасный вечер. Я сейчас же отвезу вас домой, а завтра мы придумаем что-нибудь хорошее… такое, что помогло бы вам прийти в себя!