Взорвать «Москву»

Глава седьмая «Нам с ментами не по пути…»

– Эй, герой нашего времени! Подъем! Продирай глаза! Оружейку для нас уже открыли! Айда бронежилеты получать!

Сквозь сон Артему показалось, что зеленый камуфляжный Черкасов гудит из-под самого потолка наподобие большой мухи. Тарасов досадливо отмахнулся:

– Дима, отвали, пожалуйста, с казарменными шуточками! Какого хрена тебе не спится? – он взглянул на дисплей мобильника. – До подъема еще сорок минут… Ты не забыл, что в этой конторе я просто скромный консультант?

Майор с размаху врезал тяжелым ботинком по тумбочке – удар гулом отдался у Артема в висках.

– Не шучу, между прочим! – прибавил громкости Черкасов. – Ты как со старшим по званию разговариваешь, а, морда партизанская?!

Артем спустил ноги с койки и запустил пальцы в шевелюру.

– Ну?

– Баранки гну! Батя нас двоих в Москву отправляет.

– Так и поеду, – зевнул Тарасов, – в трусах и бронежилете… Что там стряслось, в Москве-то?

– Да трое придурков взяли заложников. Вчера в 21.15.

– А сейчас 5.25, – засовывая ноги в штанины, сказал Артем. – Где?

– В ювелирном, на Пресне… Да живее ты, черт!.. В магазине, говорю…

– Поздновато в столице золотом торгуют…

– Магазин, что ли, ночной или просто поздний… А умываться хрен ты пойдешь! – перехватывая Тарасова за локоть, гаркнул майор. – На выход, на выход давай!.. Они внутрь вперлись, хотели выручку перед закрытием взять, ну и по витринам малость пошарить. Стволы вынули – и понеслась! Один охранник отлучился, повезло, а второму с ходу башку прострелили.

– А должно было случиться наоборот, – заметил Артем.

– Серьезные ребята, – кивнул Черкасов. – Но глупые. Или просто отчаянные, что то же самое…

Они торопливо прошли по коридору, вышли мимо козырнувшего дежурного на плац и двинулись к зданию штаба.

– Второй охранник снаружи – там витрина широкая, из спецстекла – увидел, что дело туго, заблокировал дверь и подкрепление вызвал.

– Народу много удерживают?

– Вроде пятерых: продавца, менеджера и троих посетителей.

– А менты что – сами по большому сходить уже не могут?

– Вечный вопрос, Артем!.. Вроде, с одной стороны, могут, а вроде, с другой стороны, ждут подкрепления. Как обычно. Мезенцев всегда говорит: «Нам с ментами не по пути». Но не на этот раз.

– Подкрепления могут вечно прибывать, а дело с места не двигаться. Насмотрелся такого в Чечне… Видеонаблюдение в том ювелирном ведется?

– Ведется. Только бандиты всех в подсобку загнали, а там камер нет.

– Не кавказцы?

– Нет, точно славяне – их охранник срисовал. Сейчас менты по своей базе пробуют вычислить, что за публика…

– Требования выдвинули какие-нибудь?

– Выдвинули. Хотят микроавтобус с полным баком и сопровождение до границы с Украиной.

– Тамошние, что ли? – присвистнул Тарасов. – На что надеются? Выдадут ведь с той стороны в один момент.

– Может, политическую акцию затеяли. Знают ведь, сучата, что не уйдут, но торгуются.

– Известная ситуация: хотели брюликов и золотишка по-быстрому огрести, а придется теперь воевать по всем правилам… Думаю, сдадутся скоро.

– Вот мы и посмотрим…

В оружейной комнате густо пахло смазкой и затхлым брезентом. Хмурый невыспавшийся старший прапорщик вывалил на сборочный стол бронежилеты, дернул из контейнеров два «каштана», выложил рожки и поднял глаза в ожидании.

– Радио уже в машине, – сообщил Черкасов. – И каски тоже.

– Я тебе что – первогодок, что ли? – возмутился Артем. – На черта мне каска?

– Приказ бати! – возразил майор. – Да и рожа твоя криминальная из-под каски меньше светиться будет. От греха подальше. Там же пресса будет, репортеры-операторы, прочие любопытные…

Тарасов помог товарищу одолеть наплечные застежки, облачился сам, осмотрел автомат.

– При захвате действуем по закону военного времени, или как? – напоследок поинтересовался Артем.

– А то как же! – закидывая «каштан» за плечо, отозвался Черкасов. – Только вряд ли будет захват. Мезенцева менты просили вроде только посмотреть. Проконсультировать. Терминаторов там и своих хватает.

– Умеешь ты поднять в товарище боевой энтузиазм! – хмыкнул Тарасов. – Я-то уж штурмом ювелирный брать собрался…

– Распишитесь, товарищ майор, за оба комплекта! – влез бюрократ-прапорщик.

Черкасов черкнул в журнале.

Грохнули железные двери оружейки, клацнул изнутри замок – дежурный отправился досыпать.

– Вспомни, капитан, суровые уроки Беслана и кончай иронизировать, – серьезно сказал майор.

У ступеней штаба гудел «газик» с Баевым за рулем.

– По машинам! – бодро скомандовал Черкасов.

* * *

Баев, ловко виляя в потоке машин, помяукивая истеричной сиреной, добрался до Пресни за рекордное время. Милицейское оцепление стояло плотно. Две полосы движения перекрыла ГИБДД, и поток машин с трудом протискивался в сузившуюся горловину улицы.

Автоматчик, подняв руку, остановил «газик». Подбежал милицейский чин с хлопающим по колену планшетом и, узнав посланную Мезенцевым машину, махнул рукой: проезжайте!

Артем и майор Черкасов выгрузились и, прихватив автоматы и каски, подтянулись поближе к эпицентру, где под прикрытием машин клубилась столичная милицейская знать.

– Что тут у вас? Видно чего? – небрежно отдав честь, спросил Черкасов.

Ему ответил взмыленный стоявший с краю старлей с рацией поверх бронежилета.

– Один время от времени светится там, в глубине. Мы снайпера поставили, но что толку?.. Остальные в подсобке так и сидят.

– Заложники пока целые?

– Ни стрельбы, ни криков не слыхать было. Наверное, живы.

– Других требований бандиты пока не выдвигали?

– Вообще молчат, будто воды в рот набрали, козлы!

Паренек в штатском поспешно протягивал второй ряд заградительной ленты – первый ряд смяли напирающие массмедиа. Работников «второй древнейшей» потеснили. «Газель» ОМОНа рявкнула сиреной, прокладывая путь через автостоянку, откуда суматошно выкатывались гонимые инспектором ГИБДД автомобили. Привычно-налаженный ход столичного бытия был нарушен на этом небольшом пространстве, но волнение, как по электрической цепи, передавалось все дальше, и вот уже окраины залихорадило. В эфир сплошным потоком шла тревожная информация. Телеэкраны пестрели одной и той же картинкой: вывеска с надписью «Ювелирные изделия» и рекламная картинка – девушка в мехах с бриллиантами, отягчавшими шею; милиционеры, вооруженные «АКМСами», занимающие огневую позицию, тяжелый зад микроавтобуса на переднем плане и мельтешащие отражения в витринном стекле.