Химера и антихимера

Post Scriptum

Английский философ Оливер Голдсмит писал, что подлинный философ “… стремится понять человеческое сердце, поближе узнать жителей разных стран и обнаружить отличия между ними, созданные особенностями климата, религией, образованием, предрассудками и пристрастиями… Я глубоко почитаю путешественника, обращающегося к сердцу, и презираю того, кто лишь тешит воображение читателя». Дэвид Лоуренс писал: «Моя великая религия состоит в вере в кровь и плоть, в то, что они более мудры, чем интеллект. Мы можем ошибаться разумом. Но то, что чувствует, говорит и во что верит наша кровь, - всегда правда».

Обратимся снова к древним. Аристотель в сочинениях уделяет очень много внимания проблемам души: « Между тем, человеческой добродетелью мы называем добродетель не тела, но души, и счастьем мы (тоже) называем добродетель души». Аристотель соглашается с мнением другой школы философов о том, что «… одна часть души не обладает суждением. А другая им обладает». «Есть три силы души, главные для поступка и для истины: чувство, ум, стремление… Мы живы ни чем иным, как душой. Но в душе и добродетель: про одно и то же мы говорим, что это действие души и что это действие души и что это действие ее добродетели… У кого душа негодна, разве не следует, чтобы не делать ничего дурного, воздерживаться от богатства, власти, силы и тому подобных вещей, тем более, что душа намного подвижнее и переменчивее тела?» Помимо описания свойств души Аристотеля занимали и вопросы природы души: «Нелепо также (думать), что душа состоит из элементов или есть один из них. Ведь каким образом будут тогда присущи душе разные свойства? Например, образованность или необразованность, память или забывчивость? Ведь если душа – огонь, то ясно, что ей присущи те же свойства, что и огню, в той мере, в какой она огонь. Если же душа состоит из смеси (элементов), то ей присущи телесные свойства. Однако никакие свойства (души) не телесны». Аристотель считает, что душа – это «нечто само себя движущее». Общий вывод, который делает Аристотель, состоит в следующем: «… Если чему – то по природе присущи противоположности, а определяют его через одну из них, то ясно, что определение его не дано. Иначе окажется, что у одного и того же много определений. В самом деле, почему более (правильно) указывает тот, кто определяет через одну противоположность, чем тот, кто определяет через другую, поскольку обе одинаково возникают в нем естественным образом? Именно таково определение души, если она сущность, способная овладевать знаниями, ведь она в равной мере подвержена и неведению».

Мы предприняли эти философские построения в подтверждение любимой идеи, которая, конечно же, родилась несколько раньше, идеи о том, что душа – в крови у человека, а если точнее – в лимфоидной системе.

Много лет существует ремесло под названием медицина. Немало уже известно и о лимфоидной системе, включающей центральные органы иммунитета: тимус, костный мозг, и периферические: лимфоузлы, селезенка и собственно кровь. Но можно веками накапливать новые факты и все равно не вступить на более высокий уровень знания. Лишь дедукция венчает творческий процесс познания мира.

Из всего изложенного в беседах читателю ясно, что лимфоидной системе принадлежит всеохватная, вездесущая роль в организме. Это и есть божественный знак в человеке. Потому и душу должны искать мы именно здесь. Наши ученые – иммунологи, по–видимому, еще не догадались, что предметом их изучения является душа. Когда они это поймут, то дело их пойдет в гору, так как всегда неплохо знать, что же в лимфоцитах исследуют уже больше ста лет, и почему чужие души при пересадках отторгаются.

Когда душа просыпается, свежие идеи не заставляют себя долго ждать. Такая мысль сейчас посетила меня. И я ей очень признателен, потому что трудно лучше отблагодарить тех великих философов, которые помогли написать мне этот трактат. Представляется, что дедукция – это способ сообщения душевной активности; душа хорошо знает «что?», но не знает «почему?», так как лишена рассудительности. Дедукция – вера – и есть проявления душевной работы.