Химера и антихимера

Беседа 3. Жан Батист Пьер Антуан де Моне Ламарк (1744-1829)

Удивительна судьба этого человека: глубокий мыслитель, замечательный ученый, высокодаровитый писатель, идеи которого повторялись и повторяются во всех уголках цивилизованного мира. Ламарк остался непонятым современниками, а учение его служило предметом нескончаемых насмешек и издевательств. Сквозь шоры политизированного дарвинизма смотрят на него и сегодня.

Ламарк едва ли не первый выступил против учения о «неизменяемости видов» с серьезными аргументами в руках и во всеоружии знания своего времени. Но великий Кювье, горячий защитник учения «о постоянстве видов», ополчился против ереси Ламарка. Всеподавлящий авторитет Кювье привлек на его сторону почти всех ученых-натуралистов того времени, за учеными потянулось и все так называемое «образованное общество», и книга Ламарка «Философия зоологии», появившаяся в 1809 году, была отвергнута, а автор ее был удостоен звания праздного фантазера в духе Де-Малье. Между тем, в этой книге было высказано много глубоких мыслей и верных соображений. Правда, нужно все-таки отметить, что некоторые примеры, которыми Ламарк иллюстрировал свои общие положения, были действительно неудачны и вызывают улыбку не только у сторонников так называемого материалистического учения.

Повторим основные принципы гипотезы Ламарка:

1. Жизнь своими собственными силами постоянно стремится увеличить объем всякого живого тела и распространить размеры его частей до предела, полагаемого ей самой.

2. Произведение нового органа в животном теле является результатом появления новой потребности, продолжающей давать себя чувствовать, а также нового движения, порождаемого и поддерживаемого этой потребностью.

3. Развитие органов и сила их действия находятся постоянно в прямом отношении к употреблению этих органов.

4. Все, что было приобретено, намечено или изменено в организации особей в течение хода их жизни, сохраняется при размножении и передается новым поколениям, происходящим от тех, которые претерпели эти изменения.

Сущность этой гипотезы заключается в подтверждаемом ежедневным опытом явлении, что органы увеличиваются вследствие усиленного употребления их (гимнастические упражнения) и уменьшаются от неупотребления.

Гипотезе Ламарка очень много повредила дедуктивная методика ее построения, она потеряла и от невозможности оживить ее, придать ей практическое значение в науке. У Ламарка устанавливаются «законы», «зоологические принципы», «аксиомы», из них делаются выводы, но все это на чисто теоретическом основании. Фактического подкрепления Ламарк не дает даже в тех случаях, когда его можно было бы предоставить.

И.И.Мечников в «Очерке вопроса о происхождении видов» глубоко уважительно писал о гипотезе Ламарка, называя ее теорией: «Высказанный им взгляд и на роль наследственности в передаче приобретенных признаков признается всецело и ныне. Что же касается двух факторов, обуславливающих изменяемость видов, то одному из них, именно усиленному употреблению органов, и теперь приписывается некоторая роль, хотя и несравненно меньшая, чем какую приписывал Ламарк, тогда же как другому фактору – силе прогрессивного развития – одни ученые, как, например, Дарвин, не придают ни малейшего значения, другие же, напротив, отводят главнейшую роль».

Давайте проследим, как Ламарк, например, обосновывал отдельные случаи трансформации. Он утверждал следующее. Длинная шея жирафа возникла благодаря привычке вытягивать ее с целью добраться до зеленых крон тех деревьев, листьями которых эти животные питаются; так же развились длинные языки у некоторых видов колибри: необходимость добывать пропитание их узких трубчатых венчиков породила соответствующую привычку – вытягивать по мере возможности язык, а продолжительное упражнение в этом направлении, совершающееся в течение многих поколений, придало языку птиц значительную длину; плавательные перепонки у водных птиц образовались, по Ламарку, вследствие постоянных стараний плавать, работая ногами как веслами, растопыривая пальцы, усиленно упражняя их в этом направлении; необходимость стоять на четырех ногах большую часть дня привела к образованию копыт у травоядных млекопитающих, а привычка сталкиваться во время борьбы лбами была причиной развития рогов у многих из них, особенно у самцов, отличающихся задорным нравом и предающихся с большим увлечением рыцарским турнирам…