Я больше не одна

Глава десятая

Он заскулил и лег на землю, наблюдая за ней.

Шон причесала слипшиеся волосы, а затем вылезла, чтобы одеться. Прыгая на одной ноге, она пыталась натянуть носки.

– На что ты смотришь? – спросила она Алекса. Нужно было торопиться. Было уже больше трех, и она знала, что Сьюзан ждет. Она надеялась, что с утра настроение подруги улучшилось.

Она сменила свои спортивные штаны на чистые джинсы, и засунула ноги в старые кроссовки. Она все никак не могла согреться, и Алексу пришлось всю дорогу страдать от жары в салоне.

– Все, приехали, – пробормотала она, забравшемуся ей на колени Алексу.

Обойдя коттедж, они нашли Сьюзан и Лизу на террасе.

– Шон.

Их глаза встретились, и подруги удивились, как много может выразить один лишь взгляд. Ты пришла. Ты думала, я не захочу? Прости за то, что произошло утром. Не беспокойся.

Отведя глаза, Шон повернулась к Лизе.

– Меня зовут Шон Вебер. Приятно познакомиться.

Лиза протянула руку и крепко пожала ее ладонь.

– Лиза Стерлинг. Я не так представляла себе мамину подругу.

– Лиза!

Шон и Лиза рассмеялись.

– Мам, просто я ожидала увидеть кого-то в стиле надменного загородного клуба.

Шон ухмыльнулась.

– Я точно не оттуда.

Она вопросительно посмотрела на Сьюзан.

– Пиво?

– Пожалуй.

– Лиза? Тебе принести пиво?

– О, я не думаю, она пьет… – начала Сьюзан, но Лиза быстро перебила ее.

– С удовольствием.

– Что? – Сьюзан уставилась на дочь. – И с каких пор?

– Ох, мам, пожалуйста. Мне почти двадцать.

Шон оставила их спорить. Лиза была совсем не такой, как она ожидала. Не было модной одежды и макияжа, никаких признаков воспитания в духе загородного клуба. Она походила на Сьюзан, хотя ее волосы были намного темнее, длинные и прямые.

Остановившись и нахмурившись, Шон тряхнула головой. Нет, точно нет. Ну и что, если она одета как сорванец? Так выглядят многие девчонки. И без макияжа? Что ж, не все двадцатилетние девушки красятся. И все же, что-то такое было в ее взгляде, когда она посмотрела на Шон.

Шон пожала плечами. Она преувеличивает. Она вытащила три бутылки и направилась обратно, решив не думать об этом. Все равно, это не ее дело.

– Это тебе, – сказала Шон, протягивая пиво сперва Лизе, а затем Сьюзан.

– Мама сказала, ты виделась с тетей Рут, – Лиза улыбнулась, обнажив ровные белые зубы. – Наверно, было увлекательно.

Шон рассмеялась.

– Да, я все еще под впечатлением.

– Рут тоже, – поделилась Сьюзан.

– У тебя улучшилось настроение? – тихо спросила Шон, подтащив свой стул к Сьюзан.

– Все в порядке, – прошептала Сьюзан, глазами попросив не говорить об этом при дочери.

Кивнув, Шон развалилась на стуле, закинув ногу на ногу. Она удивленно подняла голову, заметив взгляд Лизы. Ее глаза задавали вопросы, которые она не решалась произнести вслух. Но Алекс прервал их, положив на колени Шон новый теннисный мячик.

– Где ты его взял? – спросила она.

– Я купила ему упаковку, – призналась Сьюзан.

Покачав головой, Шон бросила мячик в лес.

– Еще немного, и ты будешь покупать для него собачьи лакомства.

Сьюзан сделала виноватый вид, но Шон заметила ее хитрое выражение.

– Что ты купила?

– Печенья.

– Сьюзан, он и так избалованный.

– Уверяю тебя, это не моя вина.