Загадка старика Гринвера

Глава 2

Непонятное чувство: словно плывешь по морю, лежа на спине, а вода такая плотная, что при всем желании утонуть невозможно. Похоже, на Мертвое море, где она была в прошлом году вместе с папой. Ощущение незабываемое: и тревожно и радостно одновременно. Только… Только вот на море она была в прошлом году, а в этом… Отец обещал поход в Карелию, но как раз в последний месяц на него навалилось несколько дел. Девочка вспомнила полковника Андрушева.

— Как только закончишь дело этого убийцы из Житомира, так сразу и отпущу. И езжай в свою Карелию, как обещал.

Полковник только казался суровым. На самом деле добрейшей души человек. Десять лет назад, когда умерла мама, это он выбил отдельную квартиру для тогда еще лейтенанта уголовного розыска Виктора Астахова. Он же при любой возможности как мог помогал молодому сотруднику, оставшемуся с маленькой дочкой на руках. Ни дедушек, ни бабушек Наташа не помнила. Знала только, что один дед — летчик — погиб в Афганистане, а второй умер раньше, чем родилась внучка. А после распада Союза им пришлось бежать из охваченного войной Таджикистана. Приехали в небольшой областной город России практически с пустыми руками. Наташа не помнила эти времена, тогда ей было чуть больше года.

Невзгоды подломили и без того хрупкое здоровье матери и вскоре она умерла. С тех пор они жили вдвоем с отцом. Повезло, что отец встретил бывшего сослуживца по армии. Тот и помог ему устроиться на работу в уголовный розыск. Он же помогал им первое время.

Но в этот раз полковник ничего поделать не мог. Наташа понимала, что Аркадий Геннадьевич и хотел бы отпустить папу в отпуск — знал о его обещании дочери, но с кем тогда работать? А тут еще этот убийца, чтоб ему провалиться… Это дело находилось на контроле у самого высокого начальства.

И вот, когда уже вроде бы все решилось, упасть в обморок, а иначе свое теперешнее положение девочка объяснить не могла! Ну все, плакал поход. Отец и так над ней трясется постоянно. После каждого чиха к врачу тащит, а тут… эх! Наверное, придется просить защиты у Аркадия Геннадьевича. Наташа невольно улыбнулась.

— Смотри, улыбается. Надо же…

Голоса? Девочка прислушалась к вдруг вспыхнувшему спору о какой-то Призванной, о сохранении спокойствия и осторожности. Она попыталась открыть глаза, чтобы разглядеть говоривших. Не получилось, и на мгновение ее охватила жуткая паника.

— Слышишь меня?

Что-то неправильное было в словах. Какое-то неправильное построение фраз. Наверное, так бы говорил англичанин, выучивший русский. В английском языке похожее построение. Только… Это не английский. Так, это потом, а сейчас надо отвечать. Но вместо слов вырвался приглушенный хрип.

— Это ничего, — раздался тот же спокойный голос. — Не пугайся. Первое время будет трудно. Но ты быстро привыкнешь. Ты только не заставляй себя. Просто пожелай открыть глаза и заговорить. У тебя сразу получится. А вот пересиливать себя не надо.

— Маг, вы обещали…

— Господин Горт, вы же видите, я делаю все, что могу. Не надо меня торопить!

— Прошу прощения, но…

Маг? Горт? Разве она не в больнице? Желание все-таки увидеть происходящее вокруг оказалось настолько велико, что глаза распахнулись, будто сами собой. Просторная светлая комната, мебель, сделанная с закосом под старину… Нет! Наташа не могла объяснить ощущения, но откуда-то у нее появилась уверенность, что именно этой мебели тут и место. Как-то не смотрелись бы в комнате современные шкафы-купе и столы из стекла, если потолок рассекали толстенные и явно настоящие балки, а двери хоть и изящные, но из натурального дерева и с хитро закрученной железной ручкой.

Наташа чуть повернула голову. Рядом на стуле сидел мужчина лет пятидесяти. Первое, что буквально притягивало к себе взгляд — его лицо. Загорелое, обветренное, оно сразу выдавало человека, который больше бывает на природе, чем в городе. Особое внимание привлекало каменное спокойствие этого лица. Казалось, что его выражение не изменится даже в минуту опасности. И притом в спокойствии этом таилась непонятная сила и могущество.