Загадка старика Гринвера

Глава 9

Наташа металась по комнате, изредка посматривая то на огромные напольные часы, которые она попросила слуг перенести к ней из коридора, то в окно. Поскольку заняться было особо нечем, девочка пыталась разобраться в механизме часов. Не получалось. В них явно применялась магия вместо пружины. Наташа достала тетрадь со своими записями, но мысли путались и ничего толкового в голову не приходило. Лечь в постель она просто боялась — если заснет, то проснется только утром — будильника тут нет.

По возращению девочка сразу отправилась в сад на поиски садовника. Каких усилий ей стоило убедить Олруда поддержать ее план и никому ничего не говорить не хотелось даже вспоминать. Это удалось… Потом она с Амальтом сидела в кабинете Лориэля. Постукивая ножом для бумаг по столу, она задумчиво изучала коллекцию. Почему-то была уверена, что ответ на вопрос о наследстве где-то здесь. В кабинете.

— Как часто ваш отец бывал в кабинете перед смертью?

— Не больше обычного. А обычно, когда он был дома, находился в нем постоянно. Только ночевать уходил в спальню.

Минус. Потом еще и еще. Мысли путались и постоянно возвращались к сегодняшнему плану. В конце концов, девочка извинилась и ушла к себе. Теперь мучилась в комнате.

— Господи, папка, ну почему так? — прошептала она. — Я, наверное, справлюсь со всем этим. Ты не разочаруешься во мне. Обещаю.

Что бы как-то отвлечься, Наташа начала записывать вопросы, которые хотела бы прояснить. Потом снова подошла к окну.

Время! Наконец-то. Девочка накинула просторную, из тёмной материи местную разновидность плаща-дождевика, накидку, прихватила сумку и выскользнула за дверь. Стараясь никому не попадаться на глаза, она спустилась по лестнице черного хода и вышла в парк. Вроде бы ее никто не заметил — вот когда пригодился план дома, который она составляла. В парке она постаралась как можно скорее уйти с дорожек, которые видны из окон. Хотя парк и не освещался, но рисковать все равно не хотелось.

Садовник уже ждал ее у ворот, вроде бы спокойно, но напряжение чувствовалось.

— Госпожа, я все же не уверен в том, что вы затеяли…

— Скажите, Олруд, вы любили своего господина?

— Он был достойным восхищения человеком.

— А вы можете довериться мне?

— Я… я не знаю, госпожа. Господин Горт приказывал оказывать вам любую посильную помощь.

Горт, значит? Наташа вздохнула. Если ее подозрение подтвердиться…

На тропинке раздались шаги, и вскоре у ворот с той стороны остановился человек, закутанный в плащ и в высокой шляпе с большими полями, закрывающими все лицо. На плече он держал лопату.

— Гонс? — недоверчиво спросила девочка.

Маг снял шляпу и чуть тряхнул головой, поправляя волосы.

— К вашим услугам, госпожа. Свою коляску я оставил за поворотом. Полагал, что подъезжать в ней к самим воротам не стоит.

Садовник, тем временем, уже приоткрыл калитку и маг присоединился к компании.

— Я отослал привратника за дополнительными осветителями на ворота. Скоро он уже вернётся. Так что, нам нужно спешить.

— Хорошо, — девочка кивнула. — Олруд, ведите нас.

Садовник уверенно направился в темноту парка. Не смотря на то, что необходимо было соблюдать маскировку, Наташа вынуждена была изредка включать фонарик, иначе рисковала свернуть себе шею, кувыркнувшись через выступающий корень, или лишиться глаза в густых кустах, обступающих тропку, по которой они пробирались. В отличие от садовника она не знала тут каждую травинку. Свой фонарик оказался и у Гонса.

— Мне будет очень трудно объяснить в Совете вторжение в частные владения, — вздохнул он, раздвигая широкие лапы стелющегося колючего кустарника и давая пройти девочке.

— Почему же вы все-таки согласились? Почему пришли по первой моей просьбе?

— Знаете, Наташа… вы же ведь позволили называть вас просто по имени? У меня сложилось впечатление, что вы не из тех, кто просто ради шутки решит затеять нечто подобное. Да еще и будете просить лопату с собой прихватить.